Главная страница  |  Описание сайта  |  Контакты
СПОСОБ ПРОФИЛАКТИКИ И КОРРЕКЦИИ СТРЕССИНДУЦИРОВАННЫХ ИММУНОИНТЕРФЕРОНДЕФИЦИТОВ ВНЕ ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ
СПОСОБ ПРОФИЛАКТИКИ И КОРРЕКЦИИ СТРЕССИНДУЦИРОВАННЫХ ИММУНОИНТЕРФЕРОНДЕФИЦИТОВ ВНЕ ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ

СПОСОБ ПРОФИЛАКТИКИ И КОРРЕКЦИИ СТРЕССИНДУЦИРОВАННЫХ ИММУНОИНТЕРФЕРОНДЕФИЦИТОВ ВНЕ ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ

Патент Российской Федерации
Суть изобретения: Использование: в области медицины, в частности к фармакологии. Сущность изобретения: в организм пациента per os вводят производное пиридо-пиримидина по 0,05 два раза в день с интервалом 2 ч 1 раз в неделю. Способ позволяет предупредить инфекционно-воспалительные заболевания. 1 табл.
Поиск по сайту

1. С помощью поисковых систем

   С помощью Google:    

   С помощью Яндекс:  

2. Экспресс-поиск по номеру патента


введите номер патента (7 цифр)

3. По номеру патента и году публикации

2000000 ... 2099999   (1994-1997 гг.)

2100000 ... 2199999   (1997-2003 гг.)
Номер патента: 2045951
Класс(ы) патента: A61K31/505
Номер заявки: 4767068/14
Дата подачи заявки: 06.12.1989
Дата публикации: 20.10.1995
Заявитель(и): Центральный научно-исследовательский институт "Спорт"
Автор(ы): Суркина И.Д.; Готовцева Е.П.
Патентообладатель(и): Суркина Ида Давыдовна; Готовцева Елена Петровна
Описание изобретения: Изобретение относится к фармакологии и может быть использовано в областях медицины, связанных с профилактикой и коррекцией стрессиндуцированных нарушений физиологических систем защиты организма (гигиена труда, в частности для таких профессий, как операторская деятельность; космическая, спортивная медицина и др.).
Известен способ профилактики стрессиндуцированных иммуноинтерферондефицитов вне эпидемиологической ситуации путем введения в организм пациента per os фармакологического препарата тималина.
Целью изобретения является предупреждение и коррекция инфекционно-воспалительных заболеваний, возникающих вследствие изменений механизмов образования интерферона и иммунных реакций при стрессе у человека. Это достигается свойствами препарата индуцировать выработку интерферона клетками организма, основанными на его способности ингибировать активность фосфодиэстеразы, вследствие чего в клетке накапливается цАМФ.
Эффект от применения препарата поясняют данные исследований. Под наблюдением находились три группы спортсменов мужского пола: гребцы академического стиля, конькобежцы-спринтеры, лыжники-гонщики 45 человек в возрасте 18 26 лет. 32 спортсмены принимали препарат, 13 плацебо.
Первичное обследование гребцов проведено в Москве перед отъездом на учебно-тренировочный сбор в среднегорье (условия гипоксии, стягивающие воздействия нагрузок на организм), где им предстояло выполнить большие физические напряжения. У спортсменов изучались концентрация интерферона (инф) в сыворотке крови, способность лимфоцитов продуцировать γ -инф под влиянием вируса болезни Ньюкасла и α-инф в ответ на ФГА у гребцов; у конькобежцев, помимо параметров интерфероногенеза, регистрировались активное и позднее резеткообразование (Еа-РОК и Е-РОК). Учитывалась инфекционно-воспалительная заболеваемость спортсменов с акцентом на следующие факторы: наличие или отсутствие повышения температуры тела, нарушений самочувствия, локальных признаков заболевания, повторность патологического процесса. На основании этих данных рассчитывался условный индекс заболеваемости (ИЗ).
Полученные данные представлены в табл. 1.
Из таблицы видно, что исходно способность лимфоцитов продуцировать α и γ -инф в опытной группе достоверно снижена в сравнении с контрольной (Р<0,05).
> Исследование проводилось двойным слепым методом. На протяжении учебно-тренировочного сбора прием препаратов и плацебо производился дважды по известной схеме.
Повторное обследование проведено по возвращению спортсменов из среднегорья спустя 10 дней после курса приема препарата. Несмотря на то, что исходно способность лимфоцитов индуцировать α и γ -инф в опытной группе была ниже, чем в контрольной (по данным первичного обследования, см. табл. 1), заключительное наблюдение выявило достоверное повышение этих параметров интерфероногенеза у гребцов, принимавших препарат, тогда как у спортсменов, принимавших плацебо, уровень образования γ -инф в культуре был достоверно снижен в сравнении как с исходным, так и с зарегистрированным в экспериментальной группе в сопоставительных условиях.
Приводим пример профилактического действия препарата.
Спортсмен Т. 22 лет, мастер спорта по академической гребле. При сборе анамнеза была установлена частая заболеваемость верхних дыхательных путей (5 раз в году). Симптомы: насморк, кашель, субфебрильная температура в течение 3-4 дней, снижение работоспособности в эти дни, без отстранения от тренировочного процесса. Было проведено иммунологическое обследование, которое выявило незначительное повышение уровня циркулирующего интерферона в сыворотке крови на фоне некоторого снижения синтеза γ -интерферона лимфоцитами (см. табл. 2). Обследование проведено перед отъездом на учебно-тренировочный сбор в среднегорье, где планировалось применение больших нагрузок. Эти обстоятельства для данного спортсмена являются факторами повышенного риска, в связи с чем был осуществлен 2-х недельный профилактический курс дипиридамола с указанной выше дозировкой и схемой приема. На протяжении сбора и после возвращения отклонений в состоянии здоровья не зарегистрировано несмотря на неблагоприятные атмосферные условия и явления реаклиматизации. Иммунологический контроль через 10 дней после повторного приема препарата выявил активацию защитных систем организма вместо ожидаемой в данной ситуации иммунодепрессии, которая наблюдалась у представителей контрольной группы, принимавших плацебо (см. табл. 2).
По возвращении из среднегорья спортсмены попали в неблагоприятную метеорологическую ситуацию (резкий перепад температуры атмосферного воздуха, осадки в виде дождя и мокрого снега). Ряд спортсменов из обеих групп перенесли простудные заболевания. Однако ИЗ в опытной группе составил 0,49±0,01 (0,68-1,20), тогда как в контрольной 1,22±0,07 (1,0-1,83). Различия достоверны Р<0,05.
> Таким образом в условиях стресса вне эпидемической ситуации, был установлен профилактический эффект производного пиридо-пиримидина, основанный на стимуляции продукции лимфоцина γ -инф, регулирующего процессы иммуногенеза.
Конькобежцы обследовались в период подготовки к ответственным соревнованиям, который характеризуется применением весьма значительных физических напряжений. На протяжении предшествующих 3-х месяцев у них наблюдались признаки вторичного интерфероно-Т-иммунодефицита (см. табл. 3): резко снижены процентное и абсолютное содержание (в мкл крови) поздних розеткообразующих клеток Т-лимфоцитов, а также продукция α -инф в клеточной культуре, практически полностью блокирована выработка лифоцитами γ -инф.
Такое состояние рассматривали как следствие хронического стресса, вызванного продолжительным использованием в тренировочном процессе неадекватных физических напряжений. Подобный статус защитных систем организма представляется фактором повышенного риска, что побудило применить препарат с корригирующей целью. Схема приема была той же, что у гребцов. Эффект выразился в существенном повышении Еа-РОК Е-РОК процентном и абсолютном содержании, а также способности лимфоцитов продуцировать α -инф (см. табл. 3). Врачебное наблюдение выявило отсутствие обычной для этого периода спортивной подготовки заболеваемости инфекционно-воспалительного характера на протяжении последующих 5 мес. несмотря на ряд неблагоприятных факторов (смена географических и климатических поясов, тренировки в среднегорье, участие в соревнованиях весьма высокого ранга, сопровождающихся интенсивным психоэмоциональным стрессом).
Таким образом было установлено корригирующее действие препарата на иммунную и интерфероновую системы организма спортсменов в условиях физического и психоэмоционального хронического и острого стресса.
Приводим индивидуальные данные конькобежца М. до и после приема дипиридамола с корригирующей целью (табл. 4).
Спортсмен М. 19 лет, мастер спорта по конькобежному спорту. Обследован в период применения больших тренировочных нагрузок при подготовке к соревнованиям. Обнаружены выраженные явления вторичного иммуно-, интерферонодефицита: угнетение процесса розеткообразования, способность лимфоцитов к пролиферации (в тесте РБТЛ с ФГА), к синтезу α и γ -интерферона. Проведен 2 мес. корригирующий курс дипиридамола (те же дозировка и схема приема). По его окончании осуществлено повторное исследование иммунного и интерферонового статуса.
Выявлена активация защитных механизмов по всем регистрируемым параметрам в разной мере. На протяжении периода наблюдения заболеваемость отсутствовала. Обычно на данном этапе подготовки регистрируется повторная заболеваемость (преимущественно верхне-дыхательных путей) на фоне выраженного иммунодефицита.
С корригирующей целью дипиридамол применяли и в группе лыжников.
Под наблюдением находилось 12 спортсменов, у 6 из них по данным анамнеза отмечены частые заболевания ОРВИ, ринитом, бронхитом. Эти лыжники составили группу риска (экспериментальную) и принимали дипиридамол по указанной схеме. В контрольной группе использовалось плацебо.
В начале тренировочного сбора способность лимфоцитов продуцировать α -инф у спортсменов, имеющих повышенный риск заболеваемости, оказалась значительно выше, чем в контрольной группе (соответственно 141,3±1,35 против 31,6±2,4 ед/мл/. Следует отметить, что в данной группе (контрольной) имелся весьма существенный разброс индивидуальных данных, естественный для этого периода тренировки. Размах колебаний составлял от 2 до 256 ед/мл. У представителей группы риска отмечались более однородные значения, колеблющиеся в пределах 32-256 ед/мл/ преимущественно 128-256 ед/мл/. Большая плотность показателей характерна для популяции, подверженной определенному воздействию По-видимому, в нашей ситуации подобную роль играло присутствие в организме скрытого инфекционного начала у часто болеющих спортсменов.
При повторном исследовании в конце учебно-тренировочного сбора способность лимфоцитов продуцировать α -инф возросла у всех спортсменов: 199,5±1,35 в группе риска и 208,9±1,4 ед/мл в контрольной.
Наблюдения за состоянием здоровья у 6 часто болеющих спортсменов на этом тренировочном сборе выявило отклонения у 2 человек: обострение фурункулеза и синусит, которым, судя по анамнезу, спортсмен страдал давно. Остальные 4 лыжника, отмечавшие частые заболевания простудного характера (до 5 и более раз в году), которые принимали дипиридамол, на протяжении этого сбора не болели.
Спортсмены проведи серию тренировок в условиях так называемого первого снега, т. е. в ситуации резкого снижения температуры атмосферного воздуха, укороченного светового дня, смены двигательной деятельности (переход от нагрузок на лыжероллерах и велосипеде к работе на лыжах) при перемещении на север, где уже имелся снежный покров. Эти обстоятельства в совокупности являются стрессорным фактором и сопровождаются, как правило, повышением инфекционно-воспалительной заболеваемости среди спортсменов.
В дальнейшем проводились учебно-тренировочные сборы со значительными нагрузками.
Динамика изучаемых параметров у лыжников на подготовительном этапе в условиях первого снега и дальнейших значительных физических нагрузок представлена в табл. 5.
Перед отъездом на "первый снег" ряд параметров защитных систем уступал данным, зарегистрированным в начале годового макроцикла, а также в отдельных случаях характерным для здоровых лиц. Следовательно, имелись прямые показания для проведения повторного курса иммунокоррекции. Поскольку планировалась интенсификация тренировочного процесса, сочли целесообразным увеличить продолжительность этого курса до 2 мес.
В период значительных физических нагрузок (декабрь) проявились изменения в ряде параметров исследуемых систем. В наибольшей степени им подверглись γ -инф и ИЛ-2 медиатор иммунных процессов. Динамика иммунных реакций в зависимости от применения коррекции оказалась различной: в качестве наиболее характерной особенности следует обратить внимание на синтез α -инф лимфоцитами. Если в экспериментальной группе зарегистрированы небольшие изменения, то в контрольной обнаруживалось существенное увеличение способности лимфоцитов продуцировать α -инф, причем у отдельных спортсменов уровень продукции был весьма высоким. Эта картина напоминает начальные исходные данные спортсменов, имеющих статус повышенного риска, и обычно оценивается как признак наличия в организме скрытого антигена (чаще всего, инфекционного характера), который активирует систему выработки α -инф. Об отрицательном значении этого феномена свидетельствует и динамика иммуногенеза по другим параметрам: достоверно снизилось процентное содержание Е-РОК крови (Т-лимфоциты), продукция медиаторов иммунного ответа γ -инф и ИЛ-2. В то же время в экспериментальной группе Е-РОК% не подвергался изменениям, синтез γ -инф повысился почти в 3 раза по отношению к уровню до иммунокоррекции, а степень снижения продукции ИЛ-2 значительно уступала аналогичным изменениям в контрольной группе, составляя 82,5% от исходного и 67% соответственно (см. табл. 6).
Результатом применения индуктора интерферона явилось сохранение устойчивости процессов иммуно-интерфероногенеза и сбалансированности его регуляторных механизмов в условиях наращивания тренировочных нагрузок и соревнований, а также сокращение заболеваемости.
В условиях тренировки "на первом снегу" обследована другая группа лыжников (8 спортсменов). Исходное наблюдение проведено после учебно-тренировочного сбора с очень большими нагрузками. Выявлено существенное снижение позднего розеткообразования и способности лимфоцитов продуцировать γ -инф (см. табл. 4). Такое состояние защитных систем является фактором риска для ситуации, сопровождавшей тренировку на "первом снеге". Это побудило осуществить 6-недельный курс дипиридамола по описанной выше схеме. Повторный иммуно-интерфероновый контроль проводился по окончании сбора на "первом снеге".
Как явствует из табл. 6, наблюдалась значительная активация розеткообразования и синтеза α -, а также γ -инф в культуре лимфоцитов. Способность продуцировать γ -инф достигла уровня, близкого к нормальному.
В табл. 7 приведены индивидуальные данные лыжника С. до и после применения дипиридамола.
Как видно из таблицы, исходные данные, полученные после тренировочного сбора с чрезвычайно интенсивными нагрузками, у спортсмена С. существенно уступали норме. Под влиянием дипиридамола произошла отчетливая активация процессов иммуно- и интерфероногенеза. Изучаемые параметры их соответствовали нормальным или были близки к ним.
Дальнейшие наблюдения, проведенные в период соревнований, не выявили каких-либо отклонений в состоянии здоровья лыжника. В предыдущие годы на данном этапе подготовки для него были характерны повторные заболевания верхних дыхательных путей.
Приведенные материалы свидетельствуют о выраженном профилактическом и иммуно-интерферон-корригирующем действии дипиридамола в условиях стрессиндуцированного вторичного иммунодефицита.
Исследование влияния Т-иммуномодулятора тиамина на иммунную и интерфероновую системы организма в условиях счтрессорных воздействий у спортсменов.
Помимо дипиридамола в аналогичных условиях (влияние стрессорных факторов спортивной деятельности) применялся препарат тималин комплекс полипептидов, выделенных из тимуса телят. Действующим началом его является полипептид основной природы мол.м. 5000 (Завод медицинских препаратов, С-Петербург).
Использование тималина диктовалось его иммуномодулирующими свойствами, направленными на регуляцию клеточного иммунитета.
Определялись влияние препарата in vivo и in vitro на интерферонообразование димфоцитами (продукция α- и γ -инф в ответ на вирус-индуктор и ФГА соответственно, а также на способность лимфоцитов к образованию активных и поздних розеток (Еа- и Е-РОК) с эритроцитами барана, к пролиферации под влиянием ФГА в тесте РБТЛ и синтезу ИЛ-2 в ответ на ФГА.
Исследования проводились у 18 конькобежцев в период подготовки с большими тренировочными нагрузками в начале и в конце учебно-тренировочного сбора продолжительностью 2 недели. Экспериментальная группа (8 человек) принимала тималин в таблетках с кишечнорастворимым покрытием по 20 мг 3 раза в день в течение 10 дней; контрольная (10 человек) плацебо. Для проб in vitro применялся лиофилизированный препарат, растворимый в физиологическом растворе ex tempore, в концентрации 10 мг/1 млн клеток.
Спортсмены обеих групп тренировались в одинаковых условиях, но контрольная группа обследована до соревнований, после дня, свободного от нагрузок, а конькобежцы, принимавшие тималин, через 24 ч после старта. Такое построение исследований было направлено на решение задачи о возможности иммунопротекции с помощью тималина при непосредственном остром влиянии на организм сочетанного физического и психоэмоционального стресса, характерного для соревнований.
Основанием для применения тималина служили исходные показатели клеточноопосредованных иммунных реакций в начале сбора. Процентное и абсолютное содержание Е-РОК составляли 48,0±4,2 и 1232±142,5 против 75,0±8,4 и 2100±302,6 у здоровых лиц того же возраста не спортсменов; стимулированная ФГА РБТЛ 26195± ±2932,9 против 55452± 32530 имп/мин, индекс стимуляции ИС) 32,6±8,2 против 66,2± 2,8. Подавлен был и синтез γ -инф культурой лимфоцитов: 33,88±1,38 против 87,1±1,09 ед/мл. В то же время способность продуцировать α -инф была существенно повышена: 794,3±1,26 против 114,8±1,07 у не спортсменов. Такой дисбаланс в синтезе α и γ -инф является прогностически неблагоприятным признаком.
Все различия между данными конькобежцев и лиц, не занимающихся спортом, достоверны (Р<0,05).
> Динамика показателей иммунной и интерферонной систем на протяжении учебно-тренировочного сбора представлена в табл. 8.
Как показано в таблице, у спортсменов контрольной группы, обследованных в начале и в конце сбора после дня отдыха, нет существенных различий изучаемых параметров. Снижение Е-РОК% не достоверно и не оказывает значительного влияния на общее содержание поздних розеток.
Имеется тенденция к снижению чрезмерно высокого уровня продукции α -инф лимфоцитами, к его нормализации. Наблюдается дальнейшее подавление способности культур к синтезу γ -инф.
Это позволяет оценивать нагрузки, используемые спортсменами на сборах, как значительные. Для отдельных конькобежцев они по-видимому были избыточными, что привело к угнетению розеткообразования.
Наиболее существенным признаком влияния физического стресса на защитные механизмы явилось снижение продукции иммунного γ -инф.
У конькобежцев, принимавших тималин и обследованных повторно после соревнований, отмечено резкое падение Еа-РОК% (до чрезвычайно низкого уровня) и сталь же существенное угнетение способности лимфоцитов синтезировать γ -инф. При этом продукция α -инф увеличилась. Степень дисбаланса в ситезе лимфоцитами обоих типом интерферонов таким образом возросла. Снижение позднего розеткообразования и повышение пролиферативной способности в тесте РБТЛ не достоверны, что свидетельствует о разной направленности этих реакций у отдельных спортсменов и подтверждается значительной ошибкой средних величин.
Характерно, что повышение РБТЛ не сопровождалось активацией способности лимфоцитов продуцировать лимфокин ИЛ-2, которая в значительной мере определяет их пролиферативную способность.
Действие тималина in vitro определялось в исходном состоянии спортсменов в начале сбора. Обнаружилось его активирующее влияние на пролиферацию лимфоцитов как в случае ее изначально низкого уровня, так и нормального (в меньшей степени).
Если исходный уровень РБТЛ с ФГА составлял 26027,5±2799,8 имп/мин, то после введения тималина в культуру он достиг 47997,7 ±4337,9. Индекс стимуляции был равен 23,2 без тималина и 42,9 после его добавления.
В то же время, как и при приеме препарата внутрь, существенных изменений продукции ИЛ-2 при использовании тималина не наблюдалось (исходный уровень составил 1150,9±143, после введения в культуру тималина 1419,6 ±187,0 имп/мин; Р>0,05.
Не выявлено также активирующее влияние препарата на способность лимфоцитов к синтезу иммунного ИНФ /γ / in vitro: исходно она составляла 34,04±1,38 ед/мл, при использовании тималина снизилась до 21,53 ±1,45.
Таким образом, в условиях стрессиндуцированного вторичного иммунодефицита как по данным, полученным in vivo, так и in vitro, тималин не оказал существенного влияния на механизмы, регулирующие основные клеточно-опосредованные иммунные реакции. Его применение не предотвратило депрессии активного розеткообразования и способности лимфоцитов синтезировать γ -инф под влиянием острого физического и психоэмоционального стресса соревнований, а также не привело к стимуляции синтеза ИЛ-2.
В то же время пролиферации лимфоцитов в тесте РБТЛ не только не снизилась, как это неоднократно наблюдалось в аналогичной ситуации, а повысилось, их способность продуцировать ИЛ-2 сохранилась на исходном уровне.
Следует отметить, что использование дипиридамола в условиях различных стрессорных воздействий приводило не только к стабилизации синтеза ИЛ-2 лимфоцитами, но и к возрастанию активного и позднего розеткообразования, а также способности лимфоцитов к синтезу γ -инф. Поскольку уровень Еа-РОК рассматривается как интегральная характеристика Т-системы иммунитета (Wybran j 1973), а γ -инф является лимфокином, принимающим важное участие в регуляции иммунных процессов, приведенным фактам следует придавать большое значение в условиях стресса, приводящего к возникновению вторичных иммунодефицитов.
На основании этих данных в подобных обстоятельствах предпочтение имеет дипиридамол перед тималином как с точки зрения профилактики, так и коррекции нарушений иммунных реакций.
Формула изобретения: СПОСОБ ПРОФИЛАКТИКИ И КОРРЕКЦИИ СТРЕССИНДУЦИРОВАННЫХ ИММУНОИНТЕРФЕРОНДЕФИЦИТОВ ВНЕ ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ путем введения в организм per or фармакологического препарата, отличающийся тем, что в качестве фармакологического препарата вводят производное пиридо-пиримидина по 0,05 г два в день с интервалом 2 ч 1 раз в неделю.