Главная страница  |  Описание сайта  |  Контакты
СПОСОБ КОРРЕКЦИИ РЕЧИ
СПОСОБ КОРРЕКЦИИ РЕЧИ

СПОСОБ КОРРЕКЦИИ РЕЧИ

Патент Российской Федерации
Суть изобретения: Способ коррекции речи относится к медицине, точнее, к психофизиологическим методам лечения, и может найти применение при коррекции нарушений речи различной этиологии. Способ заключается в проведении курса лечебных сеансов ритмизованной речью с частотой, определяемой на основе анализа электроэнцефалограммы конкретного больного. В энцефалограмме выделяют зоны резидуальных поражений речевых и связанных с ними структур, определяют основную или кратную ей частоту связи между пораженными и сохранными структурами и принимают ее за кодовую. На ее основе формируют наряду со звуковыми и световые импульсы, которыми воздействуют на больного во время проведения сеанса. Лечение подкрепляется психофармакологическими средствами до и/или во время лечения и суггестивным воздействием. Такие лечебные сеансы проводят в виде групповых и индивидуальных занятий не реже 3 раз в неделю по 2-4 ч каждый групповой сеанс. Курс лечения включает 20-25 сеансов. Такой способ коррекции речи позволяет получить положительный лечебный эффект в 90% случаев и снизить до минимума число рецидивов. Способ использован при заикании, алалии, дислалии, дизартрии, афазии и других речевых нарушениях. 1 табл.
Поиск по сайту

1. С помощью поисковых систем

   С помощью Google:    

   С помощью Яндекс:  

2. Экспресс-поиск по номеру патента


введите номер патента (7 цифр)

3. По номеру патента и году публикации

2000000 ... 2099999   (1994-1997 гг.)

2100000 ... 2199999   (1997-2003 гг.)
Номер патента: 2065736
Класс(ы) патента: A61F5/58
Номер заявки: 95107494/14
Дата подачи заявки: 16.05.1995
Дата публикации: 27.08.1996
Заявитель(и): Лохов Михаил Иванович
Автор(ы): Лохов Михаил Иванович
Патентообладатель(и): Лохов Михаил Иванович
Описание изобретения: Изобретение относится к медицине, точнее, к психофизиологическим методам лечения, и может найти применение при коррекции нарушений речи различной этиологии.
Лечение речевых расстройств проводят в настоящее время в основном логопедическими методами, по сути своей дидактическими, основанными на обучении больного правильному произношению тех или иных звуков, фраз путем их многократного повторения и освоении приемов дыхания под контролем сознания. Статистические данные об эффективности такого лечения указанных расстройств в литературе отсутствуют.
Заикание занимает особое место среди многочисленных речевых патологий. Заикание не относится к разряду самых тяжелых речевых нарушений, так как не приводит к инвалидности, в отличие, например, от афазий. Тем не менее, нарушение речи в виде заикания служит важным моментом в нарушении социальной адаптации больных в юношеском и зрелом возрасте, что нередко приводит к неврозам.
Это дало повод некоторым исследователям выделить данное заболевание в отдельную нозологическую единицу под названием логоневроз.
И все же несмотря на казалось бы не самую сложную патологию заикание лечится чрезвычайно трудно. По разным источникам, заиканием страдает от 3 до 5% населения. Эффективность его излечения по сумме значительных и заметных улучшений речи не превышает 30% Еще более неутешительными являются данные катамнеза 2-3-х лет тех же больных: результаты лечения полностью сохранились у 8% сохранились от 1 месяца до 1 года после лечения у 25% через несколько месяцев речь стала прежней у 67% обследованных, возраст которых находился в пределах от 6 до 14 лет. Лечение больных старше 14 лет даже по самым современным комплексным методикам с применением психофармакологических и психотерапевтических методов и годичным пребыванием больных в стационарных курортных условиях (санаторий в Тангейме, немецкие Альпы, Германия) по сумме улучшений и значительных улучшений речи не превышает 60%
Хотя известно, что заикание в 95% случаев возникает в возрасте от 1,5 до 6 лет и легче поддается коррекции в раннем детском возрасте, лечение заикания в логопедических группах детских садов обычного типа и в специализированных логопедических детских садах в нашей стране начинают с 5 лет. Это отчасти можно объяснить тем, что заикание, как правило, осложняется задержкой речевого развития, общим недоразвитием речи, дислалиями и дизартриями, что в большинстве случаев вызывает отставание интеллектуального развития ребенка от его физического возраста на 2-3 года.
Наиболее близкими к предлагаемому способу являются групповые занятия с детьми или взрослыми, проводимые логопедами. Такое лечение при заикании и косноязычии начинают не ранее 4 лет и проводят исключительно логопедическими методами. При афазии и детском церебральном параличе коррекцию речи проводят на фоне лечения основного заболевания, практически никак не увязывая между собой эти два вида терапии.
Занятия осуществляются, как правило, в логопедических детских учреждениях в группах по 10-12 человек. Дети обучаются плавной речи ежедневно не менее 5 ч в день. У некоторых детей лечение подкрепляется лекарственной терапией главным образом, назначением транквиллизаторов. Типовая методика лечения расчитана на 2 года.
Поскольку заикание это социальный дефект, групповые занятия по своей сути наиболее подходят для его преодоления. Однако все чисто логопедические методы имеют серьезный недостаток, заключающийся в тем, что лечение проводится без предварительного объективного обследования, психологического тестирования, анамнез, как правило, неизвестен, они направлены на постановку правильного произношения отдельных звуков и фраз и по сути являются попыткой обучить больной мозг. Этим объясняется низкий процент излеченных больных. После двухгодичного посещения логопедического детсада он не превышает 30% и значительно снижается во времени. По разным источникам, рецидивы наблюдаются в 70-90% случаев.
Известен способ лечения заикания по авторскому свидетельству N 1049065, взятому в качестве прототипа.
Способ включает введение больному дыхательного аналептика этимизола и на фоне его действия подачу в определенном режиме световых (лампа накаливания) и звуковых (метроном) импульсов. На фоне такой стимуляции у больных уменьшается страх речи, повышается настроение, что в комплексе повышает эффективность лечения. Способ прошел апробацию у 17 больных (в дальнейшем у значительно большего числа их), страдающих заиканием различной этиологии. Тяжесть моторных проявлений оценивалась авторами по 10-балльной системе. Занятия проводились в группах по 5-6 человек не реже 3 раз в неделю по 3 ч. В описании изобретения не приведены данные о проценте излеченных больных. Однако по результатам наблюдения более 300 больных удалось провести такой анализ. Результаты его таковы: процент излеченных детей составил 60% взрослых 50% Рецидивы наблюдались в 25-30% случаев среди детей и в 30-40% среди взрослых. Срок лечения составлял 2,5-3 месяца.
Положительным в этом способе является то, что впервые лечение проводилось на фоне неспецифического коннектора этимизола, а не с использованием транквиллизаторов, что приводило к выработке в мозге артифициальных стабильных функциональных связей, облегчающих лечение заикания. Однако в прототипе как и в других способах, отсутствует объективное исследование мозга, не активируются его резервы и не проводится психофармакологическая коррекция состояния больного, что делает достигаемые результаты недостаточно высокими и неустойчивыми.
Целью настоящего изобретения является сокращение сроков коррекции речевых нарушений и снижение числа их рецидивов.
Это достигается тем, что в способе лечения заикания, включающем введение медикаментов, проведение логопедических приемов и воздействие свето-звуковыми импульсами, в качестве медикаментов используют психофармакологические средства, которые вводят до и/или во время курса лечения, дополнительно регистрируют электроэнцефалограмму, из нее выделяют зоны резидуальных поражений речевых и связанных с ними структур, определяют основную или кратную ей частоту связи между пораженными и сохраненными структурами, эту частоту принимают за кодовую, и свето-звуковые импульсы формируют на ее основе. Причем формируют их длительностью не более 100 мс с регулируемой степенью интенсивности. С использованием этих свето-звуковых импульсов проводят лечебные сеансы коррекции речи, во время которых осуществляют суггестивное воздействие, а логопедию проводят ритмизованной речью, такие сеансы используют в виде групповых и индивидуальных занятий, причем индивидуальные занятия проводят и после курса лечения, а курс включает 20- 25 групповых сеансов не реже 3 раз в неделю по 2-4 ч каждый и постоянные индивидуальные занятия.
Известно, что основные мозговые структуры, отвечающие за речепродукцию, их пропорциональные отношения, в том числе и по полушариям головного мозга, закладываются в процессе внутриутробного развития плода. После рождения ребенка начинается быстрый рост и развитие мозга. По электроэнцефалографическим исследованиям, у младенцев в качестве реакции на звук преобладает активность левого полушария, а в ответ на вспышки света - правого, причем такая асимметрия мозга в отношении обеспечения речевых функций проявляется в детском возрасте более отчетливо, чем в зрелом. Причем эта асимметрия происходит не столько за счет концентрации всех исключительно речевых функций в левом полушарии, сколько, наоборот, за счет более четкого разделения этих функций между полушариями.
На основе научных исследований механизмов памяти,было обнаружено, что при нарушениях речи страдает не механическая память, а опосредствованное запоминание, являющееся ведущим звеном в развитии речевых функций ребенка.
Факт деструкции механизмов опосредствованного запоминания, обнаруженный уже на первых этапах исследования заикания, заставил обратить более пристальное внимание на сохранность мозговых структур у детей, страдающих этим нарушением речи.
В настоящее время в отечественной неврологии принято различать две формы заикания: невротическую и неврозоподобную. Первая форма считается разновидностью невроза логоневрозом, появляется на фоне психотравмирующих конфликтных ситуаций и развивается волнообразно в виде выраженных клонических и незначительных тонических судорог артикуляционного аппарата. При этом часто обнаруживается наследственная отягощенность речевой патологией в виде дислалии, смазанности речи и быстрого ее темпа. Вторая форма, как принято считать, развивается на фоне раннего диффузного органического поражения центральной нервной системы и проявляется в виде тонических или тоноклонических судорог в артикуляционном, дыхательном и голосовом аппаратах в период становления речи (2-3 года). Причиной служат токсикозы беременности, явления угрожающего выкидыша, асфиксия в родах и другие причины поражения ЦНС. Особенно часто неврозоподобное заикание возникает как сопутствующее явление при детском церебральном параличе (ДЦП).
Однако за последние годы само понятие неврозов подвергается серьезному пересмотру. Все больше фактических данных заставляет отойти от концепции информационно-стрессовых основ невроза и представить его как результат первичных, иногда мало заметных, так называемых резидуальных поражений мозговых структур.
На основании сравнительного анализа более чем 400 ЭЭГ детей 4-7 лет с ЭЭГ практически здоровых детей того же возраста удалось установить, что в целом общая картина ЭЭГ в фоне и при проведении функциональных проб может характеризоваться как патологическая у 95% всех обследованных детей с заиканием.
Аналогичные исследования, проведенные на взрослых больных заиканием, показали, что патология в ЭЭГ наблюдается в 83% случаев. Полученные на взрослых больных данные согласуются с результатами других исследователей.
Полученные результаты анализа ЭЭГ в сопоставлении с результатами анамнестических данных обследованных больных заиканием привели к выводу, что практически во всех случаях заикание является вторичным проявлением первичного поражения речевых или связанных с ними структур головного мозга. В случаях так называемого неврозоподобного заикания такие поражения более очевидны и более обширны и, как следствие, заикание возникает с началом развития фразовой речи ребенка. В случае невротического заикания также имеет место поражение мозговых структур, но менее значительное резидуальное, которое обнаруживается только путем более тонких неврологических исследований и объективных методов обследования мозга ЭЭГ, эхо-ЭГ, рео-ЭГ, ультразвуковой и рентгеновской компьютерной томографии. В этом случае поражение мозговых структур существенно меньше, чем в случае неврозоподобного заикания. Поэтому некоторое время они обеспечивают речевые функции развивающегося ребенка. Однако когда возрастающие речевые нагрузки превышают возможности оставшихся целыми речевых структур, возникает заикание, чаще всего спонтанно, без явных видимых внешних воздействий. Иногда под воздействием стрессов, провоцирующих запуск патологической речи, но не являющихся ее первопричиной. Последнее и дало повод отнести эту разновидность заикания к неврозам.
Предлагаемый способ лечения основан по сути на гомеопатическом подходе. Если в речевых структурах вследствие их поражения не хватает нервных клеток, необходимо подключить резервные клетки мозга. Такие резервы всегда существуют, так и даже при самой напряженной работе у здорового человека используется не более 5-7% всех клеток мозга.
Поэтому использование нами психофармакологических препаратов, в частности, ноотропов, позволяет направленно активировать резервы головного мозга, а препаратов, улучшающих тканевое дыхание, продлевать действие активации резервных клеток. Использование препаратов обеих этих групп способствует эффективному подключению резервов головного мозга. Поскольку мозговые механизмы способны должным образом использовать этот резерв лишь на самых ранних этапах развития, когда мозг интенсивно растет и образует необходимые нервные связи между структурами, на более поздних этапах развития, обычно после 4-5 лет, этого становится недостаточно.
Было обнаружено, что одним из показателей, помогающих активированному резерву нервных клеток найти пораженные речевые районы мозга, является величина корреляции на наиболее интенсивной частоте взаимодействия между сохранными и пораженными речевыми или тесно связанными с ними зонами мозга. В связи с этим регистрация ЭЭГ,выделение из нее зон резидуальных поражений речевых и связанных с ними структур и определение частоты связи между пораженными и сохранными структурами позволяет за счет навязывания по обратной внешней связи наладить взаимодействия между этими структурами. Для удобства работы используется эта частота или кратная ей. Например,если у больного ребенка наиболее интенсивная частота связи между пораженными височными зонами левого полушария головного мозга и сохранными симметричными областями правого полушария составила 5,2 Гц, то наиболее эффективной частотой внешней обратной связи была либо эта частота, либо частота 1,3 Гц. Если у взрослого больного наиболее интенсивная частота связи между пораженными теменно-височными областями правого полушария (отвечающими за предварительную обработку поступающих в мозг сигналов, в том числе и речевых) и сохранными височными речевыми областями левого полушария составляла 10 Гц, то наиболее эффективной частотой внешней обратной связи была либо эта частота, либо кратная ей 1,5 Гц.
Использование этой частоты как кодовой для формирования на ее основе свето-звуковых импульсов для воздействия ими на больного в процессе лечения обеспечивает образование наиболее эффективной связи между структурами как для выработки обратной связи через внешний источник, так и для ритмизованной речи, наиболее подходящей для активации генетической речевой памяти в резервных клетках.
Необходимость формирования импульсов длительностью не более 100 мс найдена опытным путем, как и изменение степени интенсивности кодового ритма в течение суток (в ночное время интенсивность должна быть меньше).
Практика тренировок ритмизованной (слоговой) речью в логопедии насчитывает почти два столетия.
Были проведены обширные психофизиологические исследования, в которых показано, что ритмическая активность тесно связана с основными частотами взаимодействия между структурами головного мозга, выявленными в ЭЭГ, что и позволило создать предлагаемый принципиально новый способ коррекции речи.
Осуществление во время проводимых лечебных сеансов суггестивного воздействия в виде аутогенной тренировки на релаксацию и самовнушение способствует обеспечению готовности мозга больного к восприятию кодового ритма ритмизованной речи.
Проведение групповых сеансов коррекции речи не реже 3 раз в неделю обусловлено тем, что иначе теряется связь приобретенных речевых навыков. Необходимость постоянных индивидуальных занятий в течение всего курса лечения (под метроном на кодовой частоте) вызвана тем, что приобретенные навыки требуют закрепления.
Время проведения сеансов, а также курса лечения определены в процессе лечения и по анализу его результатов.
Весь комплекс предлагаемых действий и очередность их выполнения в процессе лечения позволил добиться высокого процента излеченных больных, равного 90% и свести до минимума число рецидивов, что не удавалось получить ни в одном из известных методов.
Предлагаемый способ включает 5 связанных между собой этапов.
Первый этап тщательное обследование больного с применением методов объективной регистрации состояния ЦНС. Это ЭЭГ, эхо-ЭГ и другие исследования (при показаниях).
Второй этап назначение, на основании проведенного обследования, психофармакологической коррекции ЦНС с направленной активацией клеточных резервов головного мозга, особенно в зонах, связанных с исходно пораженными (выявленными при обследовании на ЭЭГ и др.) речевыми структурами.
Третий этап выявление по результатам кроскорреляционного и спектрального анализа ЭЭГ больного частотных составляющих кодового ритма), определяющих наиболее тесные связи между пораженными и сохраненными структурами мозга.
Четвертый этап проведение лечебных мероприятий, включающих логопедические (ритмизованная речь) и психотерапевтические (суггестивные) способы, на фоне кодового ритма в амбулаторных сеансах коррекции и в домашних условиях, с использованием портативного источника кодового ритма под контролем родителей (для детей) или самоконтролем.
Пятый этап проведение повторных обследований после основного курса лечения (с интервалом 1,5-3 мес) с применением методов объективной регистрации состояния ЦНС (в основном ЭЭГ) с целью определения динамики изменений взаимоотношений между структурами мозга, причастных к исходному поражению, и назначения дальнейшей психофармакологической и психотерапевтической коррекции, закрепляющей полученный положительный результат. Больной считается полностью излеченным при исчезновении не только основного внешне проявившегося дефекта, но при наличии и объективной положительной динамики изменения в ЭЭГ. Только при явно определяемых положительных изменениях в ЭЭГ отсутствует вероятность рецидива основного заболевания.
Лечебный сеанс осуществляют следующим образом.
Группу из 8-12 человек подбирают по общей частоте кодового ритма, и весь лечебный сеанс затем проводят под метроном, настроенный на эту частоту. Больных усаживают в удобные кресла и проводят логопедическое обучение ритмизованной речью на кодовой частоте. Причем на первых 2-5 занятиях больные осваивают эту речь, а на дальнейших говорят самостоятельно под контролем ведущего. Параллельно через каждые 30-40 мин выполняются упражнения по релаксации. На последние 30-40 мин сеанса включается фотостимулятор, синхронизованный с работающим метрономом, и проводится суггестивное воздействие. Во время сеанса, используя освоенные упражнения по релаксации, добиваются более глубокой степени расслабления мышц, освоения аутогенной тренировки, самовнушения и закрепления этих воздействий.
Лечебный сеанс длится 2-4 ч в зависимости от возраста больных и тяжести речевых нарушений. Продолжительность основного курса лечения составляет 20-25 таких сеансов.
Обязательным условием лечения является ежедневная индивидуальная работа над ритмизованной речью не менее 6-8 ч в день на кодовом ритме под контролем родителей (для детей) или самоконтролем.
Сущность способа подтверждается примерами.
П р и м е р 1. Больной С. 7 лет, родился от 4 беременности (три первые беременности у матери больного заканчивались выкидышем), протекавшей с токсикозом второй половины и угрозой прерывания на сроках 26-28 недель и 32-38 недель. Роды срочные со стимуляцией из-за слабой родовой деятельности. Первый крик сразу, но очень слабый: "пищал", по выражению матери. До года частые ОРЗ, троекратный острый отит левого уха. Сел, встал, пошел до года. Первые слова в год. Фразовая речь после 2,5 лет. Сильно выраженная физиологическая дизартрия не выговаривал более 5 звуков, однако заикания не наблюдалось. Первые запинки замечены в 3,5 года без видимых причин. Речевые судороги клонического типа повторение первых слогов в слове или протягивание первой гласной. Наблюдались невропатологом, который назначил травы (корень валерианы, пустырник) и направил к логопеду. С 4 до 6 лет посещал логопедический детский сад, где поставили 4 звука из 6, но заикание не облегчили.
За последние два года прошел несколько курсов фармакотерапии, в основном, с использованием транквилизаторов: элениум, нозепам и др. без эффекта в отношении улучшения речи.
При обращении в сентябре 1992 в возрасте 7 лет, было проведено обследование группой специалистов: психотерапевтом, логопедом, психофизиологом. Объективно выявлено следующее. Заикание тоноклоническое, с преобладанием тонического компонента речевых судорог,6-7 баллов. Ребенок гиперактивен, непоседлив, старается много говорить, не обращая внимания на речевой дефект. Плохо выговаривает звуки "р" и "л". Отмечается повышенная раздражительность, утомляемость, лабильность настроения. Боится темноты и одиночества. Мать отмечает частое сноговорение, большую продолжительность засыпания.
Психологическое тестирование показало более 10 баллов по тесту Керна-Йерасика (норма не более 5 баллов), воспроизведение 10 слов на слух в произвольном порядке с 8 попытки (норма с 3-6 раза), опосредствованное запоминание сходных по назначению пар изображений предметов с 3 раза (норма), а разных по назначению пар не справился после 6 предъявлений (норма 3-4 предъявления). По отдельным фрагментам Гольденбергского теста на определение грамматических конструкций отставание от возрастной нормы на 1-2 года. Общее заключение по результатам психологического тестирования: нарушение опосредственного запоминания и психонервной произвольной памяти, отставание речевого и общего развития на 1,5 года от принятой возрастной нормы.
Результаты визуального экспертного анализа ЭЭГ тремя независимыми специалистами: в фоновой записи яркая ирритация теменно-затылочных отделов коры головного мозга с включением комплексов патологической активности, выраженный очаг высокоамплитудной полиморфной активности в теменно-височно-затылочной зоне правого полушария, общая умеренная пароксизмальная активность стволового генеза: при фотостимуляции усиление пароксизмальных проявлений; при гипервентиляции (ГВ) выраженная пароксизмальная активность на фоне усиления ирритативных изменений с 30 с, со второй минуты судорожная готовность в виде множественных пиков, гиперсинхронных разрядов дельта-волновой активности амплитудой более 100-200 мкВ, комплексов "острая волна медленная волна" во всех отведениях.
Результаты спектрального и кроскорреляционного анализа ЭЭГ: в фоновой записи нарушение взаимоотношений между височными (речевыми) областями левого полушария головного мозга и теменно-височно-затылочной областью правого полушария, заторможенность правой теменно-затылочной области правого полушария, низкая мощность собственной альфа-ритмической активности как в левом, так и в правом полушарии: наибольшая мощность связи речевых структур со структурами правого полушария обнаружена на частоте 2,6 Гц. Кодовая частота по результатам анализа определена в 1,3 Гц.
По результатам предварительного обследования психотерапевтом было назначено предварительное лечение: пантогам (750 мг), витаминная пропись, включающая дифенин (10 мг) и бензонал (20 мг), 2 раза в сутки и фитотерапия. Через месяц мальчик стал спокойнее, в поведении появилась большая уравновешенность, сот частично нормализовался. 5 ноября 1992 был принят в группу по новому способу коррекции речи. Во время групповых занятий, продолжительностью 2 ч каждое,в количестве 3 занятия в неделю,продолжал принимать психофармакологическую терапию на фоне кодового ритма 1,3 Гц (длительность импульсов 80 мс). Через 2 недели (20 ноября) занятий ритмизованной речью и групповой психотерапии, которая включала в себя упражнения по релаксации и ускоренное усвоение приемов аутогенной тренировки, наметились первые сдвиги в речи: резко сократилось количество запинок, тонические судороги сгладились, стал менее плаксив и раздражителен, резко редуцировались страхи, полностью нормализовался ночной сон, сократилось время засыпания. По окончании основного курса коррекции речи в группе (25 декабря 1992) количество запинок уменьшилось до 10 в день (в норме у ребенка такого возраста в день наблюдается не менее 5 механических запинок). Тяжесть нарушений в речи оценивалась логопедом в 1 балл.
Психологическое тестирование показало улучшение памяти и опосредственного запоминания, а также резкое улучшение результатов тестирования на определение грамматических конструкций, что позволило ребенку успешно пройти предварительное тестирование на готовность к школьной программе первого года обучения обычной общеобразовательной школы.
После основного курса была сделана повторная ЭЭГ, на которой отмечено уменьшение явлений ирритаций и значительное снижение амплитуды очаговых изменений. Появилась альфа-волновая активность большей мощности, особенно в затылочных отведениях. Изменились взаимоотношения между речевыми и неречевыми структурами правого полушария, особенно в теменно-височно-затылочной области. Однако при гипервентиляции наблюдалась выраженная пароксизмальная активность и судорожная готовность в начале 2 мин нагрузки. Поэтому активирующая резервы мозга (пантогам) и противосудорожная фармакологическая терапия были продолжены после двухнедельного перерыва еще на два месяца. Домашняя речевая работа на кодовом ритме в количестве не менее 3 ч в день также продолжалась непрерывно.
Контрольное обследование через 10 месяцев после окончания лечения (в октябре 1993) показало, что речевая функция у ребенка полностью нормализировалась. Он поступил в первый класс общеобразовательной школы, успешно справляется со школьной программой и учитель не отмечает у него никаких нарушений в речи (звуки были поставлены логопедом параллельно с прохождением основного курса по коррекции речи). Мальчик контактен, спокоен, жалоб на нарушение поведения нет. Домашние речевые занятия на кодовом ритме носят эпизодический характер и не превышают часа в день (в основном, чтение заданных уроков под кодовый ритм метронома). На ЭЭГ: в фоновой записи - полиморфный очаг активности в правой теменно-затылочной области с амплитудой не выше фоновой, единичные комплексы патологической активности "острая волна-медленная волна" в затылочных отведениях; на проведение фото-фоностимуляции пароксизмальная активность отсутствует; на гипервентиляцию к концу второй минуты умеренная параксизмальная активность и негенерализованная судорожная готовность, что многими специалистами расценивается как вариант нормы. Обследование через 2 года и 7 месяцев после лечения показало полное сохранение здоровой активной речи у ребенка.
П р и м е р 2. Больной Л. 10 лет, родился от первой беременности, протекавшей с токсикозом первой и второй половины. У матери пиелонефрит как результат осложнения после перенесенного гриппа. На последних месяцах беременности неоднократно обнаруживался белок в моче. Роды на две недели позже срока на фоне 13-часового безводного периода. Отмечена внутриутробная остановка сердечной деятельности у плода. Роды с интенсивной стимуляцией. Оживление плода с интенсивной вентиляцией в кислородной камере в течение 20 мин. Нарушение мозгового кровообращения 2 степени, судорожная активность. Долго отсутствовала двигательная активность: ползать начал после 8 месяцев. Поставлен диагноз детский церебральный паралич (ДЦП), пирамидная недостаточность.
С началом двигательной активности получил сотрясение мозга упал вниз головой с дивана.
Первые слова до 1,5 лет. Фразовая речь до 2 лет, практически сразу с заиканием, клонический тип судорог (повторение первых букв в слове). Не выговаривал более 5 звуков (физиологическая дизартрия), которые удалось исправить позже в логопедическом стационаре больничного типа. В 2 года при посещении детского сада был избит воспитательницей: проявилась судорожная активность.
С 4,5 до 5 лет лечился в логопедическом стационаре, затем в специализированном санатории "Пионер", два срока по 3 мес. Наблюдалось незначительное улучшение речи. С началом посещения школы опять речь ухудшилась. В 9 лет все лето провел в специализированном санатории "Пионер", без заметных речевых улучшений.
На ЭЭГ в 9 лет: пароксизмальная активность в фоне и на нагрузках, признаки поражения стволовых структур и гипертензии мозга. На эхо-ЭГ - умеренная гипертензия головного мозга. Проведена курсовая противогипертензионная терапия.
При обращении в октябре 1993 (10 лет) заикание средней степени тяжести, 5-6 баллов, тоно-клонический тип судорог. Объективно: ребенок непоседлив, расторможен; нарушена двигательная активность частичный гемипарез правой нижней конечности (слегка приволакивает ногу), легкий гемипарез правой верхней конечности (рука разгибается неполностью). Нарушена общая ритмика двигательной активности. Часто наблюдаются непроизвольная двигательная и речевая активность, не соответствующая обстановке.
В настоящее время учится в 3 классе специализированной математической школы. С программой справляется, но часто наблюдается неадекватное поведение: вскрикивания на уроках, чрезмерная вертлявость, хождение и т.п. Однако учителя с этим мирятся, так как ученик обнаруживает неординарные математические способности (решает задачи "интересным" способом, по своему трактует известные доказательства некоторых теорем и т.д.). Психологическое тестирование по тесту Айзенка показало высокую психическую неуравновешенность и невротизацию личности. Запоминание 10 слов и 10 цифр значительно выше возрастной нормы (запомнил все со второго предъявления). Тест на определение грамматических форм соответствие возрастной норме. Однако тестирование опосредствованного запоминания выявило некоторое отставание от возрастной нормы, хотя и незначительное.
Визуальная экспертная оценка ЭЭГ: органическое поражение двигательных отделов коры головного мозга; слабая параксизмальная активность стволового генеза в фоновой записи; увеличение параксизмальной активности на функциональных нагрузках, особенно при гипервентиляции, но без генерализации и последействия. Наличие собственной альфаритмической активностью 10 Гц в центральных и затылочных структурах.
Результаты компьютерного спектрального и кроскорреляционного анализа ЭЭГ: основная мощность спектра частот представлена в низкочастотной области дельта-ритмической активности 2,8 Гц в области альфа-ритмической активности 10 Гц. Кроскорреляции в низкочастотном диапазоне между речевыми и другими структурами головного мозга выражены слабо. В диапазоне альфа-частотной активности четко выражена корреляция между височными речевыми структурами, симметричными и теменно-затылочными структурами правого полушария головного мозга. Теменно-височно-затылочные зоны правого полушария заторможены вследствие нарушенного взаимоотношения между структурами левого и правого полушарий головного мозга. На основании проведенного анализа кодовая частота определена как кратная собственной частоте альфа-ритмической активности 1,5 Гц.
По результатам предварительного обследования психотерапевтом было назначено лечение: пантогам (500 мг), ноотропил (250 мг), антелепсии (клоназепам 1 мг) и фитотерапия. Через неделю после начала приема указанных препаратов (5 ноября 1993) больной начал курс коррекции речи в группе из 9 человек, где, кроме обычно применяемых упражнений по релаксации, ему были показаны специальные упражнения на развитие двигательных групп мышц на стороне гемипареза. Через две недели после начала занятий в группе (15 ноября) отмечались первые значительные изменения в речи. Сгладились тонические судороги, снизился темп речи, уменьшилось число запинок. Одновременно наметились первые сдвиги в поведении ребенка: стал более усидчив, снизилось количество непроизвольных вскрикиваний, уменьшилось число сопутствующих речи движений руками. В дальнейшем наметившиеся положительные сдвиги в поведении и речи увеличивались. К концу основного курса 25 декабря 1993 (через 20 занятий по 3 ч), речь находилась на грани практического здоровья. Движения пораженными конечностями стали более свободными. Ребенок начал посещать школу, быстро нагнал пропущенный материал. В школе учитель отмечал резкое изменение поведения: ребенок стал более усидчив, гораздо меньше отвлекался посторонними делами, прекратились спонтанные хождения и вскрикивания на уроках. Улучшение поведения не изменило математических способностей: на первой же контрольной работе ученик, несмотря на значительный объем пропущенного материала, успешно выполнил сложное задание по математике и решил ряд задач нетрадиционными методами.
В повторной ЭЭГ, сделанной в январе 1994 после проведения основного курса лечения, отмечалось исчезновение пароксизмальной активности в фоновой записи, изменение взаимоотношений между речевыми и симметричными структурами правого полушария. Уменьшилась мощность спектра на низких частотах (в диапазоне дельта-ритмической активности) за счет увеличения мощности в диапазоне альфа-ритмической активности. Полученные положительные изменения сохранились при последующих контрольных обследованиях в январе 1995, через год после лечения.
П р и м е р 3. Больной О. 30 лет. Наследственность не отягощена. Анамнез не ясен из-за отсутствия матери, но помнит с ее слов, что родился недоношенным. Первые запинки появились до поступления в школу. С тех пор непрерывно лечился: у логопедов, гипнотизеров, невропатологов и т.п. Труднее всего с речью было в 6-8 классе. Ответы иногда приходилось делать письменно. Лежал в стационаре института 1,5 мес, но без ощутимого эффекта. В 15 лет прошел курс кодирования у Довженко. Речь улучшилась, появилась уверенность в себе.
Успешно окончил школу и поступил в институте киноинженеров. Со второго курса института забрали на службу в вооруженные силы. В армии уверенность в себя окрепла. После армии закончил институт. В настоящее время работает фотографом и плохая речь, по выражению больного, мешает общению с клиентами.
При обращении в сентябре 1993 (30 лет) заикание средней степени тяжести 5-6 баллов, судороги тонического типа, при чтении текста редуцируются до 3-4 баллов. Держится свободно, раскрепощенно.
Психологическое тестирование: по вопроснику Мельникова-Ямпольского (шкалы психической неуравновешенности, асоциальности, интравертированности) вариант нормы; запоминание 10 слов и 10 цифр с 3-4 раза (норма), опосредствованное запоминание без отклонений; по тесту Люшера один из основных цветов на предпоследней позиции в ряду, а один из дополнительных цветов на второй позиции в начале ряда, что говорит о чрезмерной озабоченности происходящим и неудовлетворенности настоящим положением дел; по опроснику ЛОБИ не диагностируется ни одна из позиций.
Визуальная экспертная оценка ЭЭГ: в фоновой записи единичные пароксизмальные проявления в лобно-височных отведениях левого полушария головного мозга, собственная альфа-ритмическая активность хорошо выражена, особенно в затылочных отведениях, лабильна, с амплитудой 40-50 мкВ и частотой 10,4 Гц; усиление пароксизмальной активности в тех же областях при фоностимуляции на низких частотах; при гипервентиляции отдельные пароксизмальные вспышки в лобно-височных отведениях левого полушария без генерализации и последействия.
Результаты компьютерного спектрального и кроскорреляционного анализа ЭЭГ: основная мощность спектра частот представлена в области альфа-ритмической активности 10,4 Гц. Кроскорреляции между височными речевыми структурами левого полушария и сохранными симметричными структурами правого полушария четко выражены на основной частоте альфа-ритмической активности. Теменно-височно-затылочные зоны правого полушария заторможены вследствие нарушенного взаимоотношения между полушариями головного мозга. На основании проведенного анализа кодовая частота определена как кратная основной частоте альфа-ритма 1,3 Гц.
По результатам предварительного обследования психотерапевтом было назначено лечение: пантогам (1 г), финлепсии (1 мг) и фитотерапия. Через неделю после начала приема указанных препаратов, 15 сентября 1993 г. больной начал курс коррекции речи в группе.
На первом же занятии при ритмизованной речи под кодовый ритм 1,3 Гц отмечалось значительное облегчение речи и резкое уменьшение числа речевых спазмов. После первого сеанса суггестивной терапии, на котором осваивались упражнения на релаксацию, звукодвигательная гимнастика и основы самовнушения, больной почувствовал возможность регулировать расслабление основных групп речевых мышц. Дальнейшая интенсивная домашняя работа под кодовый ритм (заучивание стихотворений, чтение прозы, отработка пауз и выразительной ритмизованной речи) и занятия на сеансах в течение трех недель закрепили полученный успех. Больной стал увереннее чувствовать себя в сложных речевых ситуациях при общении на улице и в магазинах, появилось раскрепощенность мышц, значительно уменьшилось число запинок, которые стали носить эпизодический характер и перестали эмоционально травмировать больного. К концу полуторамесячного курса (20 занятий по 3 ч каждое, 3 раза в неделю) в конце октября 1993, речь, по заключению специалистов, находилась на грани практического здоровья.
В повторной ЭЭГ, сделанной после проведенного курса лечения в ноябре 1993 г. отмечалось исчезновение пароксизмальной активности в фоновой записи и при проведении функциональных проб, изменились взаимоотношения между структурами левого и правого полушарий головного мозга, уменьшилась активность очага в правой теменно-височно-затылочной зоне правого полушария. Психофармакологическая терапия была продолжена на 1,5 мес после окончания основного курса лечения. Работа над речью под кодовый ритм проводилась больным в течение года после окончания курса по 2-3 ч ежедневно. Утренняя специальная речевая настройка под кодовый ритм в течение получаса проводится до настоящего времени. Последнее обследование через полтора года после лечения (в апреле 1995) показало сохранение здоровой речи и уверенности в поведении в любых жизненных ситуациях. Утренний настрой на кодовый ритм и речевые занятия ритмизованной речью для больных со "стажем" заикания более 15 лет - необходимое условие для успешной саморегуляции, поддержания здоровой речи и уверенности в стрессовых жизненных ситуациях.
П р и м е р 4. Больной К. 45 лет. Частично компенсированная экспрессивная афазия (афазия Брока). Принят на обследование в сентябре 1993. В анамнезе: перенес инсульт левого полушария головного мозга, наблюдался правосторонний гемипарез верхней и нижней конечностей, нарушение речевой функции на уровне речевых следов. После прохождения клинической реабилитации в течение полугода двигательные функции восстановились. Удалось добиться частичного восстановления речевых функций до уровня парафразии. Дальнейшего улучшения речи не наблюдается в течение полугода (год после травмы).
При обследовании 22.09.1993: запас слов ниже нормы, наблюдается извращение и частая замена нужных слов словами паразитами. Обращенную к нему речь больной понимает хорошо. Ориентировка в обстановке адекватная. Интеллектуальный уровень сохранен. Поведение соответствует обстановке.
Визуальная экспертная оценка ЭЭГ: в фоновой записи нечетко выраженная нерегулярная альфа-волновая активность, наличие медленноволновой тета-активности с амплитудой 30- 40 мкВ в срединных структурах и лобно-височных отделах левого полушария головного мозга, кратковременные вспышки дельта-волновой активности в лобно-височных отделах правого полушария (симметричных речевым), умеренно выраженная пароксизмальная активность стволового генеза; на нагрузках увеличение пароксизмальной активности, с элементами судорожной готовности на гипервентиляцию и последействием в течение минуты.
Результаты компьютерного спектрального и кроскорреляционного анализа ЭЭГ: основная мощность спектра частот представлена в области тета-ритмической активности 5,2 Гц и в значительно меньшей степени в области альфа-ритмической активности 10,4 Гц. Кроскорреляции между височнолобными речевыми структурами левого полушария и сохранными симметричными структурами правого полушария четко выражены на частоте тета-ритма. Височно-лобные зоны левого полушария заторможены вследствие поражения и нарушенного взаимоотношения между полушариями головного мозга. На основании проведенного анализа кодовая частота определена как кратная основной частоте тета-ритма - 1,3 Гц.
По результатам предварительного обследования психотерапевтом было назначено лечение: пантогам (1 г), антелепсин (2 мг) и фитотерапия. Кроме того больной продолжал прием препаратов, назначенных ранее для компенсации мозговых расстройств (кавентон, ноотропил), хотя количество их было несколько уменьшено.
Через неделю (29.09.93) после назначения препаратов и обследования больной был включен в сводную группу по коррекции речи с удлиненной продолжительность основного курса до 2 мес (25 занятий продолжительностью по 4 ч каждое, 3-4 раза в неделю).
Через 10 дней после начала занятий на фоне ритмизованной речи наметилось уменьшение парафразий, заметно увеличился запас используемых больным слов. Через месяц после начала курса (28.10.93) парафразия практически исчезла. Появилось сдваивание начальных слов в предложении, которые в большинстве произносились правильно, хотя и неуверенно. Наметилось восстановление сложных грамматических конструкций, до этого полностью утерянных. Больной смог приступить и в местах общественного пользования (в транспорте и т.п.).
К концу основного курса (24.11.93) речь восстановилась до нормы, хотя оставалась ритмизованной и большая часть времени самостоятельной работы была посвящена ритмизованной речи под кодовый ритм портативного метронома. Трудностей в общении с посторонними людьми не возникало: речь больного воспринималась и понималась хорошо. У него появилась уверенность в общении и произношении даже самых трудных сочетаний звуков, значительно улучшилась память и словарный запас, который восстановился, практически, до начального уровня (перед получением травмы) и не мешал общению.
Через месяц после окончания основного курса коррекции (30.12.93) была сделана повторная ЭЭГ: отмечалось значительное уменьшение пароксизмальной активности в фоновой записи, исчезновение вспышек в лобно-височных областях правого полушария: уменьшилась мощность спектра на низких частотах и увеличилась мощность в диапазоне собственной альфа-ритмической активности - 10,4 Гц; изменились взаимоотношения между речевыми (в основном, височно-теменными) и симметричными структурами правого полушария.
К настоящему времени (май 1995) через полтора года после окончания основного курса лечения полученная ремиссия сохраняется и речь бывшего больного находится на грани практического здоровья, т.е. совершенно не мешает нормальному интенсивному общению и исполнению рабочих обязанностей директора предприятия, но иногда встречаются парафразии (использование слов-паразитов),которые однако, находятся на уровне использования их другими людьми в бытовой речи.
Эффективность лечения, определяемая как отношение количества полностью излеченных больных и больных со значительным улучшением речи после проведенного основного курса коррекции к исходной величине до лечения, составила: для детей 90-95% с катамнезом 0,5-3 года и количеством рецидивов 10% для взрослых 80-85% с катамнезом 0,5-2 года и количеством рецидивов 15% Указанные значения подтверждаются приведенными примерами как по отдельным группам больных, так и индивидуальными историями болезней. Качество речи оценивалось по 10-балльной системе, принятой в НИИ психиатрии Минздрава России: 10 баллов наибольшая тяжесть (практически полное отсутствие речи), ноль спазматические задержки в речи отсутствуют.
Результаты лечения в группах взрослых и детей по 10 больных каждая показаны в таблице (экспертная оценка тремя независимыми логопедами речи больных до и после прохождения основного курса коррекции):
Из приведенной таблицы видно, что средний балл тяжести моторных проявлений в группе взрослых больных заиканием до лечения составил 6,6 балла, а после лечения 2,2 балла. В группе больных заиканием детей до лечения средний балл тяжести моторных проявлений составил 5,2 балла, а после лечения - 0,7 балла, т. е. все дети находились на грани практического здоровья. Средний возраст больных в детской группе 6,5 лет, во взрослой 22. Продолжительность основного курса лечения в данных случаях составляла для детей 2 мес (100 амбулаторных часов), а для взрослых 16: мес (80 амбулаторных часов). Последующая коррекционная психофармакологическая и консультативная суггестивная терапия существенно улучшила результаты основного курса у взрослых больных.
Предложенным способом к настоящему времени излечено более 400 больных (более 300 детей 5-12 лет и более 100 взрослых 13-55 лет), страдающих речевыми расстройствами разной этиологии и разной степени тяжести, преимущественно тяжелой, осложненными другими сопутствующими психонервными заболеваниями. Как правило, сопутствующие заболевания также компенсировались с коррекцией речевого расстройства.
По сравнению с известными, предлагаемый способ имеет следующие существенные преимущества.
Способ основан на объективном психофизиологическом обследовании больного, выявлении нарушений взаимосвязи между пораженными и сохранными структурами мозга и компенсации их методом навязывания кодового ритма через обратную связь.
Основной курс коррекции речи по предлагаемому способу вдвое короче по времени и более эффективен при значительном уменьшении числа рецидивов.
Способ основан на активном использовании собственных резервов мозга, его саморегуляции, а не на подавлении внешних вторичных проявлений его патологии, что принципиально отличает его от всех применяемых в настоящее время медикаментозных способов лечения, например, с использованием транквилизаторов и других седативных средств.
Способ устраняет сопутствующие нарушения памяти, опосредствованного запоминания, двигательных расстройств. Кроме того, происходит компенсация психопатологической симптоматики.
Формула изобретения: Способ коррекции речи, включающий введение медикаментов, проведение логопедических приемов и воздействие светозвуковыми импульсами, отличающийся тем, что в качестве медикаментов используют психофармакологические средства, причем вводят их до и/или во время курса лечения, дополнительно регистрируют электроэнцефалограмму, из нее выделяют зоны резидуальных поражений речевых и связанных с ними структур, определяют основную или кратную ей частоту связи между пораженными и сохранными структурами, эту частоту принимают за кодовую и светозвуковые импульсы формируют на ее основе, при этом формируют их длительностью не более 100 мс с регулируемой степенью интенсивности, с использованием этих светозвуковых импульсов проводят лечебные сеансы коррекции речи, во время которых осуществляют суггестивное воздействие, а логопедию проводят ритмизованной речью, такие сеансы используют в виде групповых и индивидуальных занятий, причем индивидуальные занятия проводят и после курса лечения, а курс включает 20-25 групповых сеансов не реже 3 раз в неделю по 2-4 часа каждый и постоянные индивидуальные занятия.