Главная страница  |  Описание сайта  |  Контакты
Патент на изобретение №2468745

(19)

RU

(11)

2468745

(13)

C1

(51) МПК A61B5/0452 (2006.01)

(12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕНТУ Статус: по данным на 07.12.2012 - нет данных Пошлина:

(21), (22) Заявка: 2011122211/14, 31.05.2011

(24) Дата начала отсчета срока действия патента:

31.05.2011

Приоритет(ы):

(22) Дата подачи заявки: 31.05.2011

(45) Опубликовано: 10.12.2012

(56) Список документов, цитированных в отчете о

поиске: Пути коррекции латентной печеночной энцефалопатии у пациентов хроническими заболеваниями печени. Усовершенствованная медицинская технология. - Спб.: 2010, с.20-23. RU 2294142 С2, 27.02.2007. RU 2231067 С1, 20.06.2004. US 2010106044 A1, 29.04.2010. МАЕВ И.В. и др. Ранняя симптоматика печеночной энцефалопатии у больных хроническими диффузнымизаболеваниями печени. - Клиническая медицина, 2007, 85, 8, с.55-57. AMODIO P. et al. Improving the inhibitory control task to detect minimal hepatic encephalopathy. Gastroenterology. 2010 Aug; 139(2): 510-8, 518.el-2.

Адрес для переписки:

191015, Санкт-Петербург, ул. Кирочная, 41, ГБОУ ВПО СЗГМУ им. И.И. Мечникова Минздравсоцразвития России, патентно-лицензионный отдел, зав. отделом Н.В. Олисовой

(72) Автор(ы):

Козлов Виктор Константинович (RU),

Ярилов Сергей Валентинович (RU),

Радченко Валерий Григорьевич (RU),

Тетерина Людмила Анатольевна (RU)

(73) Патентообладатель(и):

Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Северо-Западный государственный медицинский университет имени И.И. Мечникова" Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации (ГБОУ ВПО СЗГМУ им. И.И. Мечникова Минздравсоцразвития России) (RU)

(54) СПОСОБ ДИАГНОСТИКИ ПЕЧЕНОЧНОЙ ЭНЦЕФАЛОПАТИИ ЛАТЕНТНОЙ СТАДИИ У БОЛЬНЫХ ХРОНИЧЕСКИМИ ЗАБОЛЕВАНИЯМИ ПЕЧЕНИ

(57) Реферат:

Изобретение относится к области медицины, а именно неврологии и гепатологии. С помощью ритмокардиографа и программно-аппаратного комплекса «Омега-С» регистрируют и осуществляют многоуровневый нейродинамический анализ кардиоритмограмм. Определяют индексы, отражающие: «А» - сопряженность всех, но преимущественно периферических ритмических процессов, «B1» - степень сбалансированности симпатических и парасимпатических влияний на синусовый узел сердца, «C1» - состояние центральной подкорковой регуляции, «Д1» - состояние центральной корковой регуляции. Рассчитывают показатель диагностики (У ПЭ-Л ) у больных хроническими заболеваниями печени по формуле: У ПЭ-Л =-1,5+0,003·А+0,013·В1+0,006·С1+0,053·Д1. При значении У ПЭ-Л от - 0,47 до 0,49 определяют печеночную энцефалопатию латентной стадии у больных хроническими заболеваниями печени. Способ позволяет повысить достоверность диагностики печеночной энцефалопатии латентной стадии. 8 табл., 2 пр.

Изобретение относится к области медицины, а именно неврологии и гепатологии, и касается способа определения печеночной энцефалопатии латентной стадии (ПЭ-Л) у больных хроническими заболеваниями печени (ХЗП). Способ может использоваться в стационарах, поликлиниках, диагностических центрах.

«Печеночная энцефалопатия» (ПЭ) - потенциально обратимое расстройство центральной нервной системы, обусловленное метаболическими изменениями, возникающими в результате печеночно-клеточной недостаточности и/или портосистемного шунтирования крови [1].

Согласно современной классификации портосистемной (печеночной) энцефалопатии - Herber и Schomerus (2000) [2] выделяют две стадии: латентная (субклиническая) и клинически выраженная. Значимость выделения ПЭ-Л объясняется двумя причинами:

1. энцефалопатия может предшествовать развитию клинически выраженной печеночной недостаточности, 2. психомоторные нарушения, возникающие при ПЭ-Л, оказывают отрицательное влияние на качество жизни пациента, приводя к снижению работоспособности. Стадию клинически выраженной ПЭ, в свою очередь, делят на 4 степени развития:

I - легкую (нарушение сна, невозможность сосредоточиться, легкое изменение личности, рассеянность, апраксия) (ПЭ-I).

II - среднетяжелую (летаргия, усталость, сонливость, апатия, неадекватное поведение с заметными изменениями в структуре личности, нарушениями ориентации во времени, «хлопающий» тремор, монотонная речь).

III - тяжелую (дезориентация, ступор, выраженная дезориентация во времени и пространстве, бессвязанная речь, агрессия, «хлопающий» тремор, судороги).

IV - кома (отсутствие сознания).

В настоящее время для диагностики ПЭ применяют:

Оценку клинических симптомов (оценка степени расстройства сознания, интеллекта, характера изменений личности, речи). При ПЭ-Л сознание не изменено, при целенаправленном обследовании отмечается снижение концентрации внимания и памяти.

Оценку психоневрологических изменений, выявляемых при психометрическом тестировании. С этой целью могут применяться [3]:

1. Тесты на быстроту познавательной деятельности:

- тест связи чисел (часть А и В), тест Reitan;

- тест число-символ.

2. Тесты на точность тонкой моторики:

- тест линии (лабиринт);

- тесты обведения пунктирных фигур.

Наибольшее распространение получили тест связи чисел (ТСЧ) и тест линии (ТЛ), чувствительность которых при диагностике ПЭ достигает 80% [1]. При выполнении ТСЧ обследуемому необходимо как можно быстрее соединить друг с другом по порядку цифры от 1 до 25, в пределах 30 сек. Время, затраченное на исправление ошибок, учитывалось при общей оценке результатов. При оценке времени выполнения ТСЧ у пациентов старше 50 лет применяется поправочный коэффициент 0,7.

За нормативы ТСЧ приняты результаты, полученные при обследовании взрослых больных европейской популяции [3, 4, 5, 6]:

Стадии печеночной энцефалопатии

ТСЧ (сек)

0 отсутствует

менее 30 сек

латентная ПЭ

30-45 сек

I степень ПЭ

46-60 сек

II степень ПЭ

61-80 сек

III степень ПЭ

81-120 сек

IV степень ПЭ

>120 сек (пациент не в состоянии выполнить тест)

Задача, стоящая перед пациентом при выполнении теста лабиринт, включает в себя необходимость прочертить имеющиеся линии как можно быстрее, не касаясь при этом соседних линий. Затраченное время и сделанные ошибки учитывались раздельно [7].

Однако использование психометрического тестирования с целью объективизации психоневрологических изменений при ПЭ обладает рядом ограничений: отсутствие унифицированности, возможность эффекта тренинга при оценке динамики течения ПЭ [3].

Инструментальные методы диагностики ПЭ:

А) Электроэнцефалография (ЭЭГ). При ПЭ в зависимости от стадии энцефалопатии наблюдается замедление активности -ритма: при ПЭ-0 и латентной стадии - частота -ритма 8,5-12 колебаний в 1 сек, при ПЭ-I степени клинически выраженной стадии - частота -ритма 7-8 колебаний в 1 сек, при ПЭ-II степени клинически выраженной стадии - частота -ритма 5-7 колебаний в 1 сек, при ПЭ-III степени клинически выраженной стадии - частота -ритма 3-5 колебаний в 1 сек, при ПЭ-IV степени клинически выраженной стадии - частота -ритма < 3 колебаний в 1 сек, с «выявлением медленных низкоамплитудных колебаний». Начиная со II-й стадии, появляется - и -активность. Относительно типично, но неспецифично появление, начиная со II-й стадии, билатерально-синхронных вспышек острых "трехфазных волн", в основном во фронтотемпоральных отведениях. Электроэнцефалография (ЭЭГ) отражает общую биоэлектрическую активность головного мозга (БЭА) и не позволяет объективно оценить когнитивные нарушения, не дает информации об особенностях этих расстройств. По мнению ряда авторов, чувствительность ЭЭГ при ПЭ составляет не более 30-40%, и часто изменения ЭЭГ не коррелируют с тяжестью течения заболевания, они имеют лишь вспомогательное значение [2, 8]. Тем не менее, у больных, страдающих ХЗП и находящихся в ясном сознании, наличие на ЭЭГ таких изменений - достоверный диагностический признак [1, 9].

Б) Зрительные вызванные потенциалы Р-300 (или тест "частоты мерцания", являющийся модификацией ЭЭГ). При проведении теста "частоты мерцания" используется высокочастотный свет, который воспринимается обследуемым с помощью специальных оптических очков. Значения критической частоты мерцания (critical flicker frequency CFF) у здоровых лиц превышают частоту в 39 Гц, у больных же этот показатель существенно ниже. Результаты данного теста статистически достоверно коррелируют с показателями психометрических тестов [1, 10].

В) Магнитно-резонансная спектроскопия - основные изменения касаются повышения интенсивности сигнала T1-базальных ганглиев и белого вещества мозга, уменьшения величины соотношения мио-инозитол/креатин (в результате уменьшения содержания мио-инозитола в астроцитах) и повышения пика глутамина в сером и белом веществе мозга (вследствие накопления глутамина в астроцитах) [11, 12]. Выраженность сигнала глутамина может использоваться также для характеристики клинической стадии ПЭ [13, 14]. Чувствительность данного метода при ПЭ-Л приближается к 90-100% [15, 16, 17]. Однако, по данным других авторов, вышеперечисленные изменения, выявляемые при магнитно-резонансной спектроскопии, связаны не с ПЭ, а коррелируют с концентрацией билирубина и марганца в крови [18, 19, 20].

Г) Магнитно-резонансная томография (МРТ) позволяет количественно оценить выраженность отека головного мозга и атрофии коры при клинически выраженных стадиях ПЭ [9]. Эти изменения обусловлены серьезными нарушениями функции печени и особенно выражены у пациентов с длительно персистирующей ПЭ. При ПЭ-Л часто изменений не обнаруживается [20, 21].

Однако высокая стоимость применения методик: зрительно вызванных потенциалов Р-300, магнитно-резонансной спектроскопии и МРТ головного мозга - позволяет их использовать лишь в единичных научных центрах [21], что требует дальнейшего поиска объективных, инструментальных, простых методик для диагностики ПЭ-Л.

По наиболее близкой технической сущности в качестве прототипа нами выбран способ диагностики ПЭ-Л у больных ХЗП при многоуровневом нейродинамическом анализе кардиоритмограмм с помощью ритмокардиографа [22]. В основном, данная публикация посвящена использованию путей коррекции печеночной энцефалопатии (с.24-28 и с.37). В публикации содержится также информация о возможности использования метода многоуровневого нейродинамического анализа кардиоритмограмм для оценки динамики течения хронических заболеваний печени и печеночной энцефалопатии.

Диагностическая методика печеночной энцефалопатии латентной стадии в данном издании не отражена. Источник содержит лишь упоминание о возможности «использования метода многоуровневого нейродинамического анализа кардиоритмограмм для оценки динамики течения хронических заболеваний печени и печеночной энцефалопатии», основанного на корреляции некоторых индексов со стадией печеночной энцефалопатии. Осуществить способ диагностики печеночной энцефалопатии латентной стадии, пользуясь лишь записанной информацией, полученной только при приведении многоуровневого нейродинамического анализа кардиоритмограмм, без дальнейшего ее преобразования так же не представляется возможным, так как данный метод отражает интегральные показатели состояния сердечно-сосудистой системы и дает информацию о функционировании центральных звеньев системной регуляции организма в целом. Более подробная информация об осуществлении данной методики отсутствует, то есть отсутствуют конкретные диагностические значения или формулы, полученные с помощью метода многоуровневого нейродинамического анализа кардиоритмограмм, при помощи которых диагностируется латентная стадия печеночной энцефалопатии, что можно отнести к недостатку способа, выбранного нами в качестве прототипа.

Техническим результатом изобретения является разработка конкретных диагностических критериев, полученных с помощью метода многоуровневого нейродинамического анализа кардиоритмограмм для определения печеночной энцефалопатии латентной стадии у больных хроническими заболеваниями печени.

Поставленный технический результат достигается тем, что с помощью ритмокардиографа и программно-аппаратного комплекса «Омега-С» осуществляют многоуровневый нейродинамический анализ кардиоритмограмм, оценивая при этом следующие индексы, отражающие - «А» - сопряженность всех, но преимущественно периферических ритмических процессов, «B1» - степень сбалансированности симпатических и парасимпатических влияний на синусовый узел сердца, «C1» - состояние центральной подкорковой регуляции, «Д1» - состояние центральной корковой регуляции, с последующим вычислением показателя диагностики ПЭ-Л у больных хроническими заболеваниями печени по формуле: У ПЭ-Л =-1,5+0,003·А+0,013·В1+0,006·С1+0,053·Д1. При значении У ПЭ-Л от - 0,47 до 0,49 диагностируют печеночную энцефалопатию латентной стадии у больных хроническими заболеваниями печени.

Способ осуществляется следующим образом. При осуществлении способа используют одномоментный многоуровневый нейродинамический анализ кардиоритмограмм (патент РФ 2233616, 2004 г. - Способ диагностики нарушений центральной нейрогормональной регуляции и патент РФ 31943, 2003 г. - Устройство для формирования ритмограмм сердца). Нами использовался ПАК «Омега-С» (производитель ООО «МедКосмос-Е», Россия, г.Москва). Для этой же цели может быть использован такой ритмокардиограф, как «Валента+».

При проведении многоуровневого нейродинамического анализа кардиоритмограмм исключают воздействие на пациента раздражающих факторов: физических нагрузок, разговоров, резких звуков.

В исследование не включают пациентов, имеющих сложные нарушения ритма сердца, подтвержденные электрокардиографией сердца (ЭКГ), и применяющих антиаритмическую терапию, ввиду влияния этих факторов на результаты обследования.

Для диагностики ПЭ-Л оценивают следующие индексы, полученные при поведении одномоментного многоуровневого нейродинамического анализа кардиоритмограмм [23, 24]:

«А» - Сопряженность всех, но преимущественно периферических ритмических процессов (фрактальный анализ общего ритмического рисунка системно-регуляторной деятельности организма, оценка уровня долгосрочной адаптации).

«B1» - Вегетативного равновесия (степень сбалансированности симпатических и парасимпатических влияний на синусовый узел сердца, оценка уровня текущей адаптации).

«С1» - Центральной подкорковой регуляции (нейродинамический анализ пейсмекерных управляющих кодов, формирующихся на уровне ГГНК, краткосрочно прогнозируемая оценка уровня адаптации).

«Д1» - Функциональной активности коры (нейродинамический анализ пейсмекерных управляющих кодов, формирующихся на уровне коры больших полушарий, краткосрочно прогнозируемая оценка уровня психофункции).

Латентную стадию печеночной энцефалопатии вычисляют по формуле: У ПЭ-Л =-1,5+0,003·А+0,013·В1+0,006·С1+0,053·Д1. При значении У ПЭ-Л от -0,47 до 0,49 определяют печеночную энцефалопатию латентной стадии у больных ХЗП.

Отличительными существенными признаками заявляемого способа являются:

- при осуществлении многоуровнего нейродинамического анализа оценивают индексы - «А» - сопряженность всех, но преимущественно периферических ритмических процессов, «B1» - степень сбалансированности симпатических и парасимпатических влияний на синусовый узел сердца, «C1» - состояние центральной подкорковой регуляции, «Д1» - состояние центральной корковой регуляции;

- в последующем показатель диагностики ПЭ-Л у больных хроническими заболеваниями печени вычисляют по формуле: У ПЭ-Л =-1,5+0,003·А+0,013·В1+0,006·С1+0,053·Д1;

- при значении У ПЭ-Л от -0,47 до 0,49 определяют печеночную энцефалопатию латентной стадии у больных хроническими заболеваниями печени.

Причинно-следственная связь между существенными отличительными признаками и достигаемым результатом.

Изобретение основано на следующих этиопатогенетических представлениях патогенеза ПЭ:

1. Развитие ПЭ обусловлено дисфункцией клеток печени, развитием печеночно-клеточной недостаточности, а также формированием порто-системного шунтирования крови [1], т.е. клеточно-тканевого контура организма. Следовательно, этот факт должен находить свое отражение и в изменении вегетативной регуляции сердечной деятельности, и общей сбалансированности периферических ритмов организма.

2. Развитие ПЭ обусловлено действием метаболитов печени, формированием гипераммонии и повышением уровня -аминомасляной кислоты (ГАМК), что изменяет процессы нейротрансмиссии в корковых и подкорковых структурах мозга, формируя нейротоксический эффект [1, 4], т.е. нарушается работа общеорганного (системно-регуляторного) центрального контура организма. Это обстоятельство должно находить свое отражение, но уже в изменениях параметров кодов пейсмекерных структур коры и подкорки.

3. Метод многоуровневого нейродинамического анализа кардиоритмограмм позволяет не только оценивать статистические и вариационные показатели кардиоритма и через них степень напряжения вегетативной регуляции, сердечной деятельности, но и дает информацию о функционировании центральных звеньев системной регуляции (кора больших полушарий и область ГГНК) и организма в целом («фрактальный портрет») [24, 25, 26]. В основу данной технологии положен принцип монопараметрического многоуровневого анализа состояния системной регуляции путем извлечения устойчивых, повторяющихся, инвариантных к помехам нейродинамических кодов, которые содержатся в любых ритмограммах (в данной технологии в кардиоритмограммах). Процесс их извлечения получил название нейродинамического декодирования. Физиологическая расшифровка этих кодов дает представление о типе, темпах и направленности течения патологического процесса, что позволяет оценивать текущую и перспективную степень тяжести больного и осуществлять управление лечебной деятельностью.

Метод многоуровневого нейродинамического анализа кардиоритмограмм для анализа вариабельности ритма сердца предусматривает регистрацию 300 кардиоциклов. После чего из исходной графической записи автоматически извлекались 5 ритмограмм [23, 24]:

- R-R интервалограмма - последовательность R-R интервалов

- R-P интервалограмма - последовательность R-P интервалов

- R-T интервалограмма - последовательность R-T интервалов

- Отношение амплитуд R и Т зубцов - последовательность значений отношения амплитуд R и Т зубцов

- Скважность ЭКС - последовательность значений отношения периода следования кардиокомплекса к его длительности

Все 5 ритмограмм преобразуются из аналогового формата в цифровой и передаются на компьютер для последующего программного преобразования.

Второй этап программной обработки исходной записи кардиоинтервалограммы разделен на 4 стадии. На первой стадии применен набор методов статистической и вариационной оценки единственной стандартной R-R кардиоритмограммы (индексы «В» программы). На второй стадии использован нейродинамический анализ всех 5 кардиоритмограмм (индексы «С» программы). На третьей стадии применяется нейродинамический анализ искусственно синтезированной псевдоэнцефалограммы (индексы «Д» программы), а на четвертой - оценивается сопряженность всех ритмических процессов, протекающих в организме (индекс «А» программы). На первых трех стадиях рассчитывается множество промежуточных параметров, которые группируются в два индекса (В1, В2, С1, С2, Д1, Д2). Все индексы с цифрой 1 - отнесены к показателям так называемой «быстрой» регуляции, а индексы с цифрой 2 - к показателям - «медленной» регуляции.

Выбранные нами индексы, то есть В1, С1, Д1, обладают наибольшей чувствительностью и отражают изменение состояния быстрой общеорганизменной регуляции, в то время как индекс А отражает состояние всех общерегуляторных процессов (быстрых и медленных) (Патент РФ 2233616, 2004 г. - Способ диагностики нарушений центральной нейрогормональной регуляции).

Смысл данной диагностической технологии заключается в оценке качества общеорганизменной (системной) регуляции через оценку качества управляющих кодов. Эталонные коды не зависят от возраста и пола и всегда отражают идеальную степень адаптированности организма. Изменение кодов при любых хронических болезнях происходит по одному сценарию, который отражает степень адаптации-дезадаптации организма в ответ на действие тех или иных повреждающих факторов. Поэтому технология по своей методологической направленности альтернативна большинству используемых диагностических технологий, обслуживающих методологию мультипараметрического описания отдельных органно-функциональных подсистем организма.

Следствием изменения методологического подхода становится возможность получения прогнозной информации, т.к. изменение параметров управляющих кодов происходит намного раньше, чем сдвиги в периферических органах и тканях, на которые направлены эти регулирующие воздействия. Происходит это в силу вертикальной функциональной иерархии регулирующих структур. На практике это позволяет предвидеть риск развития осложнений по совокупности регуляторных критериев [10, 24]. Данный метод системно-регуляторной нейродинамической оценки кардиоритмограмм дает информацию о функционировании системы регуляции сердечного ритма, включающей 4-е уровня:

а) уровень вегетативного гомеостаза, отражающий оценку сбалансированности периферических вегетативных влияний на синусовый узел сердца,

б) уровень активности гипоталамо-гипофизарного нейрогормонального комплекса (ГТНК), определяющий состояние центральной подкорковой регуляции;

в) уровень активности коры больших полушарий, отражающий состоянии центральной корковой регуляции;

г) уровень сбалансированности, в основном периферических ритмов организма (так называемый «фрактальный портрет организма»).

4-уровневая модель регуляции сердечного ритма виртуальна, однако информация, получаемая с ее помощью, вполне реальна, но не может быть получена методами, исследующими конкретные структурно-морфологические образования сердечно-сосудистой или нервно-эндокринной системы. Происходит это потому, что согласованное функционирование всех подуровней и подсистем организма осуществляется в силу действия единых управляющих кодов, которые отличаются в разных органах и структурах лишь своей пространственно-временной размерностью. В силу этого обстоятельства такого рода информация обладает прогностической силой [23, 27].

Заявляемый способ апробирован у 152 больных хроническими заболеваниями печени.

Выявление ПЭ включало 2 этапа:

I этап (Контроль):

Учитывая, что ПЭ-Л трудна для диагностики и не может быть надежно диагностирована на основе проведения одного единственного метода психометрической, клинической или инструментальной диагностики, для минимизации неточности диагностики ПЭ-Л на контрольном этапе был использован трудоемкий комплексный подход к выявлению ПЭ-Л, включающий следующие методы:

1. Мониторирование проявления печеночной энцефалопатии [4, 5]:

- психометрическое тестирование (тест связи чисел, тест линии);

- оценка когнитивных функций производилась с помощью метода «10 слов» А.Р.Лурии (нарушения памяти) и таблиц Шульте (ухудшение внимания);

- диагностика депрессивных состояний по методике Зунге.

2. Консультация невролога и психиатра для исключения иных причин энцефалопатии. Оценивали неврологические симптомы: тремор пальцев рук, парестезии конечностей, повышение сухожильных рефлексов, изменение почерка, походки.

3. Частотный анализ электроэнцефалограммы.

4. Биохимический и клинический анализ крови.

Пациенты без признаков клинически явной ПЭ, психометрическом тестировании в пределах нормы (ТСЧ менее 30 сек), отсутствием когнитивных дисфункций, по результатам ЭЭГ - частота -ритма 8,5-12 колебаний в 1 сек, - причислялись к группе ПЭ-0 (отсутствует). Пациентов, замедленно выполняющих психометрическое тестирование (ТСЧ 30-45 сек) и/или с выявлением по ЭЭГ - дизритмии с деформированием -ритма с частотой 8,5-12 колебаний в 1 сек, без признаков клинически явной ПЭ - причисляли к группе ПЭ-Л. Пациенты с признаками клинически явной ПЭ, замедлением выполнения психометрического тестирования (ТСЧ 46-60 сек) и/или выявлением по ЭЭГ - дизритмии с деформированием -ритма с частотой 7-8 колебаний в 1 сек, - классифицировались как - ПЭ-I.

II этап (исследование) заключался в многоуровневом нейродинамическом анализе кардиоритмограмм (по заявляемому способу).

Согласно полученным результатам по I этапу у 49 человек (32%) - диагностировано отсутствие ПЭ, эти пациенты составили группу 1, у 53 человек (35%) - диагностирована ПЭ-Л (группа 2) и у 50 человек (33%) - диагностирована ПЭ-I степени клинически выраженной стадии (группа 3).

Распределение пациентов по нозологической форме и ПЭ представлено в таблице 1. Как видно из данной таблицы, исследовались больные с аутоиммунным, хроническим вирусным и алкогольным гепатитом, неалкогольным стеатогепатитом в равных соотношениях.

В таблице 2 отражены основные клинические признаки и синдромы больных ХЗП, характерные для ПЭ. Как видно из данной таблицы, из психомоторных нарушений у больных ХЗП отмечается снижение когнитивных функций (внимания, памяти, восприятия, мышления), установленное у 61% человек. Изменения сна (инверсия ритма сна, трудности при засыпании и/или ночные пробуждения), являющиеся начальными проявлениями нарушения сознания, отмечены у 45% больных. Нарушения координации при выполнении мелких движений отмечались у 45% больных. Пациенты с ПЭ-Л предъявляли жалобы лишь на незначительное снижение когнитивных функций (снижение памяти, способности к концентрации внимания, мышления), средний балл при ПЭ-Л=1,0±0,20, при ПЭ-I=2,4±0,20, р<0,05. Отмечено изменение характера сна - пациенты с ПЭ-Л отмечали трудность засыпания, днем отмечали сонливость. По сравнению с пациентами ПЭ-0, у пациентов ПЭ-Л более чем в 3 раза чаще выявлялось снижение когнитивных функций, нарушение координации, однако по степени выраженности, данные психомоторные изменения не отличались р>0,05. У 7 человек (13%) при ПЭ-Л - выявлено изменение почерка, тогда как при ПЭ-I - изменение почерка выявлено - 17 человек (34%).

Результаты проведения психометрического тестирования показали, что пациенты с ПЭ-Л легко понимают поставленную перед ними задачу, выполняют ее с интересом, однако время, затраченное на выполнение тестов, превышает пограничный рубеж (ТСЧ<30 сек). Так у пациентов с ПЭ-Л время, затраченное на выполнение ТСЧ - 36,5±2,40 сек, а ТЛ - 55,9±3,50 сек, (р<0,05), количество ошибок при выполнении ТЛ (КО ТЛ ) - 5,2±1,10, тогда как пациенты без проявления признаков ПЭ (ПЭ-0) ТСЧ выполняли за 24,6±2,20 сек, ТЛ - 37,2±2,50 сек, КО ТЛ - 2,2±0,70. При ПЭ-I ТСЧ составил 50,9±2,40 сек, ТЛ - 69,5±3,50 сек, КО ТЛ - 8,7±1,10 (p<0,05). Точность психометрического тестирования (ТСЧ) для диагностики ПЭ-Л составила 72% (из 53 больных - 38), но, несмотря на высокую точность, ТСЧ является субъективным методом исследования, зависящим от ряда факторов: зрения, эффекта тренировки.

Результаты лабораторно-инструментальных обследований представлены в таблице 3 и 4, из которых видно, что у пациентов ХЗП при прогрессировании ПЭ отмечено нарастание биохимической активности (АЛТ, ACT, билирубина, ЩФ, ГГТП), СОЭ, снижение уровня тромбоцитов, общего белка и альбуминов.

При фоновой ЭЭГ у больных ХЗП в зависимости от выраженности ПЭ нарушение биоэлектрической активности головного мозга отразилось преимущественно на параметрах -ритма.

В группе ПЭ-0 в 22% пациентов выявлен деформированный -ритм с частотой 8,5-12 колебаний в 1 сек, при ПЭ-Л у 37% пациентов на фоне полиморфной дизритмии был выявлен деформированный -ритм с частотой 8,5-12 колебаний в 1 сек. При ПЭ-I изменения на ЭЭГ были более разнообразны: в 25% замедление -ритма достигало 7-8 колебаний в 1 сек, в 19% - частота колебаний составила 5-7 колебаний в 1 сек. Всего ЭЭГ изменения выявлены у 55 (36%) больных, тогда как у 34 пациентов (64%) с ПЭ-Л - изменений на ЭЭГ выявлены не были. Точность ЭЭГ для диагностики ПЭ-Л составила 36%.

На II этапе обследования при проведении многоуровневого нейродинамического анализа кардиоритмограмм с использованием ПАК «Омега-С» (производитель ООО «МедКосмос-Е», Россия, г.Москва) были получены результаты индексов A, B1, C1 и Д1, представленные в таблице 5.

В таблице 6 представлена корреляционная зависимость информационных индексов А, В1, С1 и Д1 с данными психометрических тестов, лабораторно инструментальными методами обследования и ЭЭГ.

В результате, полученные данные с помощью многоуровневого нейродинамического анализа кардиоритмограмм однозначно подтверждают качество информационной оценки динамики регуляторных сдвигов при ПЭ, подтвержденное другими методами ее диагностики (психометрическое тестирование, ЭЭГ, клинико-лабораторные показатели). Так же помимо качественной оценки, преимуществом технологии многоуровневого нейродинамического анализа кардиоритмограмм является возможность точной количественной оценки патологических сдвигов при диагностике ПЭ.

При использовании дискриминантного анализа, с помощью компьютерной программы SPSS 13.0 создана дискриминантная функция с определение таких коэффициентов, чтобы по значениям дискриминантной функции можно было с максимальной четкостью провести разделение по группам: ПЭ-0, ПЭ-Л, ПЭ-I.

У ПЭ-Л =-1,5+0,003·А+0,013·В1+0,006·С1+0,053·Д1, где А, B1, C1 и Д1 индексы, получаемые с помощью многоуровневого нейродинамического анализа кардиоритмограмм. Все коэффициенты уравнений значимы (р=0,000001), а учтенные факторы имеют высокий вклад и объясняют 75% (R 2 =0,86) вариации зависимых переменных соответственно.

В таблице 7 представлен тест равенства групповых средних значений, используемых в формуле, где F - F-критерий, р - значимость. При помощи Лямбда Уилкса произведен тест на значимость отличий друг от друга средних значений дискриминантной функции в группах: Лямбда Уилкса = 0,39, Хи - квадрат - 188,033, р<0,000001.

В Таблице 8 представлены показатели У ПЭ-Л для определения печеночной энцефалопатии латентной стадии.

Таким образом, отличительные существенные признаки являются новыми и повышают точность диагностики печеночной энцефалопатии латентной стадии у больных хроническими заболеваниями печени.

Приводим примеры клинического выполнения способа.

Пример 1.

Больная А., 49 лет, А/к 3977. 23.03.2010 г.

Жалобы: на общую слабость, вялость, тяжесть в правом подреберье.

Из анамнеза: известно, что более 8 лет повышение активности трансаминаз чуть выше нормы. Обследовалась амбулаторно, анти-HCV положительный (эпид. номер 84.083. от 05.11.2003 г.). В 2007 г.: диффузное уплотнение печени, поджелудочной железы. Спленомегалия. Асцит. Портальная гипертензия. ФГДС: варикозно расширенные вены пищевода, гастродуоденит. РРС: геморрой. 2007 г: Сканирование печени и селезенки: селезенка накапливает изотоп 15%. Заключение: Диффузные изменения печени с начальными признаками портальной гипертензии. Состояние расценено как хронический вирусный гепатит (HCV), цирротическая стадия. Наблюдалась у инфекциониста, противовирусную терапию не получала, 1 раз в год проходила курс гепатопротекторов - гептрал, эссенциале. Январь 2010 г. - при амбулаторном обследовании анти-HCV положительный, HBsAg - отрицательный, ЭКГ: ЧСС 65 синусовый, неполная блокада правой ножки пучка Гиса. В течение последних 2 недель отмечает слабость, снижение аппетита, периодическую сонливость.

Объективно: на момент осмотра - в сознании, ориентирована во времени и пространстве, на вопросы отвечает правильно, характер почерка не изменен.

Кожные покровы и видимые слизистые нормальной окраски, чистые. Пульс 68 ударов в минуту, ритмичный, удовлетворительного наполнения и напряжения. Артериальное давление - 110/75 мм рт.ст. При аускультации сердца - тоны несколько приглушены. При исследовании легких патологических изменений не выявлено. Живот правильной формы, активно участвует в актах дыхания, при пальпации мягкий, безболезненный. Печень +7 см от края реберной дуги. Асцит минимальный. Поколачивание по пояснице - безболезненное.

Заключение: На основании жалоб, осмотра и клинико-лабораторных данных у больной А., имеет место хронический вирусный гепатит С, минимальная активность, цирротическая стадия Child Pugh В. Портальная гипертензия (гиперспленизм, ВРВ пищевода 1 степени).

Асцитический синдром.

Хронический гастродуоденит, вне обострения.

Осложнение: печеночно-клеточная недостаточность, класс В, печеночная энцефалопатия латентной стадии.

Клинико-лабораторные анализы при обращении больной А.: Уровень гемоглобина - 124 г/л, эритроцитов - 3,7×10 12 /л, лейкоцитов - 5,1×10 9 /л, СОЭ - 30 мм/час, тромбоцитов - 70×10 9 /л., АлАТ - 107 ед./л., АсАТ - 70 ед./л., щелочная фосфатаза - 217 ед./л., ГГТП - 63 е/л, общий билирубин - 30 ед./л., общий белок - 77 г/л, альбумин - 25 г/л.

ФГДС: ВРВ пищевода 1 степени, Хронический гастродуоденит, вне обострения.

УЗИ брюшной полости: гепатоспленомегалия, v porte 15 мм, асцит

Маркеры гепатитов:

HBsAg - отрицательный.

Анти-HCV - положительный.

RW - отрицательные.

Тест связи чисел (ТСЧ) - 37 сек.

Тест Линии (ТЛ) - 59 сек.

Количество ошибок при выполнении ТЛ (КО ТЛ ) - 4.

По психометрическому тестированию определяется энцефалопатия латентная.

Консультация невролога: Неврологический анамнез не отягощен.

В неврологическом статусе - сознание ясное, ориентировка всех видов сохранена, речь нормальная по темпу, в беседе инициативна, на вопросы отвечает правильно, иногда медленно, нехотя. Элементы эмоциональной лабильности. Характер почерка не изменен. Поля зрения не изменены, легкая анизокория (зрачки S=D), фотореакции - живые, движения глазных яблок в полном объеме, нистагма - нет, мимическая мускулатура симметрична, бульбарных расстройств - нет, чувствительных расстройств на лице - не предъявляет. Точки выхода тройничного нерва - безболезненные. Нарушений обоняния, слуха - не выявлено. Симптомов орального автоматизма - нет. Силовых парезов в конечностях, патологических стопных знаков - не выявлено. Глубокие рефлексы D=S, средней живости, поверхностные брюшные рефлексы сохранены, D=S. Предъявляет гиперестезию с гиперпатическим оттенком по типу «носков» от уровня лодыжек. Вибрационная чувствительность на пальцах ног и рук не снижена. Координаторные пробы выполняет удовлетворительно. В позе Ромберга - устойчива. Менингиальных симптомов - нет.

Заключение: на момент осмотра данных за острую неврологическую патологию нет. Имеет место энцефалопатия латентная, более вероятно печеночного генеза.

При ЭЭГ: Данных за патологическую активность не получено, частота -ритма с частотой 8,5-12 колебаний в 1 сек. Патологических отклонений не выявлено.

При использовании многоуровневого нейродинамического анализа кардиоритмограмм с помощью ПАК «Омега-С» получены следующие данные:

Индекс А - 25%, Индекс В1 - 31%, Индекс С1 - 8%, Индекс Д1 - 26%.

По заявляемой формуле:

У ПЭ-Л =-1,5+0,003·А+0,013·В1+0,006·С1+0,053·Д1.

У ПЭ-Л =-1,5+0,003·25+0,013·31+0,006·8+0,053·26=0,40.

Полученный коэффициент 0,40 свидетельствует о том, что у данной больной А. печеночная энцефалопатия латентной стадии.

Пример 2.

Больной Ш., 44 года. А/к 5891. 08.04.2010 г.

Жалобы: на общую слабость, вялость, дневную сонливость, асцит, дискомфорт в животе.

Из анамнеза: известно, что с 2006 г. впервые стал отмечать кожный зуд, к врачам не обращался, В 2008 г. впервые отметил потемнение мочи, в поликлинике при обследовании выявлен билирубин 40 ед./л. АлАТ 89 ед./л, АсАТ - 70 ед./л, HBsAg - положителен, (эпид. номер 53.589 от 30.06.2008), антиНСV - отрицательный.

УЗИ брюшной полости: гепатомегалия с диффузными изменениями, v.porte - 16 мм, спленомегалия, ФГДС: ВРВ пищевода 3 степени. ЭКГ: ЧСС 70 синусовый, без отклонений от норм. Получал гепатопротекторы и дезинтоксикационную терапию. В сентябре 2009 г. выполнено лигирование вен пищевода. В течение последнего 1 месяца стал отмечать увеличение живота в объеме, слабость, боли в правом подреберье.

В течение последних 5 дней отмечает нарастание слабости, снижение аппетита, сонливость в дневные часы.

Объективно: на момент осмотра - в сознании, ориентирован во времени и пространстве, на вопросы отвечает правильно, характер почерка не изменен.

Кожные покровы и видимые слизистые нормальной окраски, чистые. Пульс 70 ударов в минуту, ритмичный, удовлетворительного наполнения и напряжения. Артериальное давление - 110/70 мм рт.ст. При аускультации сердца - тоны несколько приглушены. При исследовании легких патологических изменений не выявлено. Живот правильной формы, активно участвует в актах дыхания, при пальпации мягкий, безболезненный. Печень +5 см от края реберной дуги. Асцит. Поколачивание по пояснице - безболезненное.

Заключение: На основании жалоб, осмотра и клинико-лабораторных данных у больного Ш. имеет место:

Хронический вирусный гепатит В, цирротическая стадия Child Pugh В.

Портальная гипертензия (гиперспленизм, ВРВ пищевода 3 степени).

Лигирование вен пищевода от сентября 2009 г.

Асцитический синдром.

Осложнение: печеночно-клеточная недостаточность, класс В, печеночная энцефалопатия латентной стадии.

Клинико-лабораторные анализы при обращении больного Ш.:

Уровень гемоглобина - 103 г/л, эритроцитов - 2,8×10 12 /л, лейкоцитов - 3,1×10 9 /л, СОЭ - 33 мм/час, тромбоцитов - 54×10 9 /л., АлАТ - 57 ед./л., АсАТ - 45 ед./л., щелочная фосфатаза - 177 ед./л., ГГТП - 38 е/л, общий билирубин - 41 ед./л., общий белок - 58 г/л, альбумин - 21 г/л.

ФГДС: ВРВ пищевода 3 степени. Состояние после лигирования вен пищевода, признаков кровотечения не выявлено. Хронический гастродуоденит, вне обострения.

УЗИ брюшной полости: гепатоспленомегалия, v porte 17 мм.

Маркеры гепатитов:

HBsAg - положительный.

Анти-HCV - отрицательный.

RW - отрицательные.

Тест связи чисел (ТСЧ) - 38 сек.

Тест Линии (ТЛ) - 48 сек.

Количество ошибок при выполнении ТЛ (КО ТЛ ) - 5.

По психометрическому тестированию определяется энцефалопатия латентная.

Консультация невролога: Неврологический анамнез не отягощен.

В неврологическом статусе - сознание ясное, ориентировка всех видов сохранена, речь нормальная по темпу, в беседе инициативен, на вопросы отвечает правильно, иногда медленно, нехотя. Элементы эмоциональной лабильности. Характер почерка не изменен. Поля зрения не изменены, легкая анизокория (зрачки S=D), фотореакции - живые, движения глазных яблок в полном объеме, нистагма - нет, мимическая мускулатура симметрична, бульбарных расстройств - нет, чувствительных расстройств на лице - не предъявляет. Точки выхода тройничного нерва - безболезненные. Нарушений обоняния, слуха - не выявлено. Симптомов орального автоматизма - нет. Силовых парезов в конечностях, патологических стопных знаков - не выявлено. Глубокие рефлексы D=S, средней живости, поверхностные брюшные рефлексы сохранены, D=S. Вибрационная чувствительность на пальцах ног и рук не снижена. Координаторные пробы выполняет удовлетворительно. В позе Ромберга - устойчив. Менингеальных симптомов - нет.

Заключение: на момент осмотра данных за острую неврологическую патологию нет. Имеет место энцефалопатия латентная, более вероятно печеночного генеза.

При ЭЭГ: Данных за патологическую активность не получено, частота -ритма с частотой 8,5-12 колебаний в 1 сек.

При использовании многоуровневого нейродинамического анализа кардиоритмограмм с помощью ПАК «Омега-С» получены следующие данные:

Индекс А - 51%, Индекс В1 - 22%, Индекс С1 - 30%, Индекс Д1 -14%.

У ПЭ-Л =-1,5+0,003·А+0,013·В1+0,006·С1+0,053·Д1.

У ПЭ-Л =-1,5+0,003·51+0,013·22+0,006·30+0,053·14=-0,14.

Полученный коэффициент - 0,14 свидетельствует о том, что у данного больного Ш. печеночная энцефалопатия латентной стадии.

Точность диагностики печеночной энцефалопатии латентной стадии у больных хроническими заболеваниями печени по заявляемому способу - 75% (из 53 больных - 40), по способу-аналогу (ЭЭГ) - 36% (из 53 больных - 19).

В отличие от способа-прототипа, разработаны конкретные диагностические критерии, полученные с помощью метода многоуровневого нейродинамического анализа кардиоритмограмм для определения печеночной энцефалопатии латентной стадии у больных хроническими заболеваниями печени.

Таблица 1

Распределение пациентов по нозологической форме заболевания и стадии проявления печеночной энцефалопатии

Нозологическая форма ХЗП

Стадии ПЭ

ПЭ-0

ПЭ-Л

ПЭ-I

Аутоиммунный гепатит, n=29 (19,0%)

9 (18%)

11 (21%)

9 (18%)

Хронический вирусный гепатит (В или С), n=42 (28,0%) [цирротическая стадия, n=19]

13 (27%) [6 (12%)]

15 (28%) [7 (13%)]

14 (28%) [6 (12%)]

Хронический алкогольный гепатит, n=41 (27,0%) [цирротическая стадия, n=21]

14 (28%) [7 (14%)]

13 (25%) [8 (15%)]

14 (28%) [6 (12%)]

Неалкогольный стеатогепатит, (НАСГ), n=40 (26,0%)

13 (27%)

14 (26%)

13 (26%)

Итого: n=152 (100%)

49 (32%)

53 (35%)

50 (33%)

Таблица 2

Клиническая характеристика больных хроническими заболеваниями печени, характерная для признаков печеночной энпефалопатии

Основные клинические признаки и синдромы, характерные для ПЭ

Всего n=152

Стадии ПЭ

ПЭ-0, n=49

ПЭ-Л, n=53

ПЭ-I, n=50

n (%)

n (%)

n (%)

n (%)

ср. балл

ср. балл

ср. балл

Когнитивная дисфункция

92

4 (8%)

38 (72%)

50 (100%)

(61%)

0,5±0,2

1,0±0,2

2,4±0,2

[ 1 ]

[ 0,л ]

Нарушения координации

69

1 (2%)

27 (51%)

41 (82%)

(45%)

0,4±0,2

1,2±0,2

2,5±0,1

[ 1 ]

[ 0,л ]

Изменения сна

69

2 (4%)

28 (53%)

39 (78%)

(45%)

0,3±0,2

0,9±0,2

2,6±0,2

[ 1 ]

[ 0,л ]

Нарушения сознания

10

0 (0%)

0 (0%)

10 (20%)

(7%)

0

0

0,4±0,2

Расстройства интеллекта

25

0 (0%)

0 (0%)

25 (50%)

(16%)

0

0

0,8±0,2

[ 1 ]

[ 0,л ]

Изменения личности

10

0 (0%)

0 (0%)

10 (20%)

(7%)

0

0

0,5±0,2

[ 1 ]

[ 0,л ]

Нарушения речи

9

0 (0%)

0 (0%)

9 (18%)

(6%)

0

0

0,3±0,2

[ 0,л ]

Астериксис

18

0 (0%)

0 (0%)

18 (36%)

(12%)

0

0

0,6±0,2

[ 1 ]

[ 0,л ]

0 - различия статистически достоверны (р<0,05) в сравнении с показателями группы ПЭ-0

л - различия статистически достоверны (р<0,05) в сравнении с показателями группы ПЭ-Л

1 - различия статистически достоверны (р<0,05) в сравнении с показателями группы ПЭ-I

Таблица 3

Клинические показатели крови больных хроническими заболеваниями печени и печеночной энцефалопатией

Показатели

Стадии ПЭ (М±m)

ПЭ-0, N=49

ПЭ-Л, N=53

ПЭ-I, N=50

Hb, г/л

133,2±5,2

132,9±4,1

123,2±3,2

Er, ×10 12 /л

4,43±0,2

4,37±0,3

3,90±0,2

Tr, ×10 9 /л

245,1±12,5

209,5±10,4

157,8±12,6

[ 1 ]

[ 0,л ]

L, ×10 9 /n

6,2±0,3

6,5±0,3

6,7±0,3

СОЭ, мм/ч

10,2±0,3

15,6±0,2

22,5±0,3

[ 0,1 ]

[ 0,л ]

0 - различия статистически достоверны (р<0,05) в сравнении с показателями группы ПЭ-0

л - различия статистически достоверны (р<0,05) в сравнении с показателями группы ПЭ-Л

1 - различия статистически достоверны (р<0,05) в сравнении с показателями группы ПЭ-I

Таблица 4

Биохимические параметры крови больных хроническими заболеваниями печени и печеночной энцефалопатией

Показатели

Стадия ПЭ (M±m)

ПЭ-0, N=49

ПЭ-Л, N=53

ПЭ-I, N=50

Общий белок г/л

75,8±1,3

74,7±1,2

68,2±0,6

[ 1 ]

[ 0,л ]

Альбумины г/л

43,3±2,0

39,3±1,2

35,6±1,4

[ 0 ]

ACT, Е/л

54,5±2,4

80,2±2,1

84,5±2,2

[ 0 ]

[ 0 ]

АЛТ, Е/л

53,9±2,1

80,2±2,1

88,3±2,2

[ 0,1 ]

[ 0,л ]

Билирубин общ., мкмоль/л

24,1±2,1

28,0±2,2

39,8±2,1

[ 1 ]

[ 0,л ]

ЩФ, Е/л

201,2±9,7

266,8±8,7

307,4±9,2

[ 0,1 ]

[ 0,л ]

ПТП, Е/л

111,2±8,7

173,7±9,4

221,8±11,7

[ 0,1 ]

[ 0,л ]

ПТИ, %

82,5±2,1

82,6±2,4

77,2±1,9

0 - различия статистически достоверны (р<0,05) в сравнении с показателями группы ПЭ-0

л - различия статистически достоверны (р<0,05) в сравнении с показателями группы ПЭ-Л

1 - различия статистически достоверны (р<0,05) в сравнении с показателями группы ПЭ-I

Таблица 5

Ритмокардиографические параметры пациентов хроническими заболеваниями печени в зависимости от стадии печеночной энцефалопатии

N=152 индексы

БОЛЬНЫЕ ХЗП

ПЭ-0

ПЭ-Л

ПЭ-I

N=49

N=53

N=50

А

56,5±3,6

40,0±2,2

26,4±2,0

[0,1]

[ 0,л ]

В1

45,7±3,9

29,7±1,5

14,8±0,8

[ 0,1 ]

[ 0,л ]

С1

46,2±3,5

19,7±1,5

8,5±0,9

[ 0,1 ]

[ 0,л ]

Д1

53,4±3,9

14,8±1,6

4,2±0,8

[ 0,1 ]

[ 0,л ]

0 - р<0,05 по сравнению с группой ПЭ-0

л - р<0,05 по сравнению с группой ПЭ-Л

1 - р<0,05 по сравнению с группой ПЭ-I

Таблица 6

Связь информационных индексов с показателями иных методов обследования пациентов хроническими заболеваниями печени

Параметры

ИНДЕКС

А

В1

С1

Д1

ПЭ стадия

-0,47**

-0,61**

-0,66**

-0,69**

ТСЧ

-0,18**

-0,26**

-0,23**

-0,26**

ТЛ

-0,13*

-0,20*

-0,20*

-0,23*

альбумин

0,21*

0,21*

0,24**

0,19*

ACT

-0,18*

билирубин

-0,24**

-0,19*

-0,21*

тромбоциты

0,21*

0,34**

0,28**

СОЭ

-0,29**

-0,29**

-0,25**

-0,21*

ЭЭГ: частота -ритма

-0,34*

-0,32*

Таблица 7

Тест равенства групповых средних значений

индексы

Лямбда Уилкса

F

р

А

0,778

28,313

<0,000001

В1

0,632

57,625

<0,000001

С1

0,527

88,768

<0,000001

Д1

0,434

129,149

<0,000001

Таблица 8

Показатели У ПЭ-Л для определения печеночной энцефалопатии латентной стадии

Группы ПЭ

Значения У ПЭ-Л

ПЭ-0 стадия (отсутствует)

0,50

ПЭ-Л стадия

-0,47-0,49

ПЭ-I Клинически выраженная стадия (1 степень)

-0,48

Литература

1. Надинская М.Ю. Латентная печеночная энцефалопатия: как помочь пациенту // Клин. перспективы гастроэнтерол., гепатол. - 2001. - 1. - С.10-17.

2. Herber T. Hepatic encephalopathy in liver cirrhosis. Pathogenesis diagnosis and management / T.Herber, H.Schomerus // Drugs, 2000. - Vol.60, 6. - P.1353-1370.

3. Конеева Р.И. Диагностика и клинические варианты печеночной энцефалопатии / Р.И.Конеева, В.В.Белопасов, Б.Н.Левитан // Вопросы диагностики и лечения внутренних и инфекционных болезней: (По материалам 77-й итог. науч.-практ. конф. сотр. АГМА). - Астрахань, 2000. - С.255-262.

4. Радченко В.Г., Радченко О.Н. Печеночная энцефалопатия // Пособие для врачей-терапевтов, гастроэнтерологов, инфекционистов - 2002 г. - C.34.

5. Шерлок Ш., Дули Дж. Заболевание печени и желчевыводящих путей: Практическое руководство. // Пер. с анг. Под ред. З.Г.Апросиной, Н.А.Мухина. / M.: Гэотар Медицина, - 1999.

6. Полунина Т.Е., Маев И.В. Печеночная энцефалопатия - выбор тактики лечения // consilium medicum 2 - 2007 г. - С.8-13.

7. Häussinger D. (Hrsg.): Hepatische Enzephalopathie / D.Häussinger, K.P.Maier. - New York: Georg Thieme Verlag Stuttgart, - 1996. - P.88.

8. Gerok W. (Hrsg.): Hepatologic / W.Gerok, H.E.Blum. - Munchen, Wien, New York, Baltimore: Urban & Schwarzenberg, - 1995. - P.567.

9. Надинская М.Ю. Печеночная энцефалопатия (обзор литературы) / М.Ю.Надинская // Рос. журн. гастроэнтерол., гепатол., колопроктол., 1998. - Т.8, 2. - С.25-33.

10. Мехтиева О.А., Успенский Ю.П. и др. Ритмокардиография в диагностике нарушений ритма и проводимости сердца у больных хроническими заболеваниями печени // Рос. жур. гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. - 1998. - 5. - С.199.

11. Butterworth R.F. Complications of cirrhosis. Hepatic encephalopathy / R.E.Butterworth // Hepatol., 2000. - Vol.32 (Suppl. 1). - P.171-180.

12. Häussinger D. Proton magnetic resonance spectroscopy studies on human brain myo-inositol in hypoosmolarity and hepatic encephalopathy / D. Häussinger, J. Laubenbeger, S. vom Dahl et al. // Gastroenterol., 1994. - 107. - P.1475-1480.

13. Laubenberger J. Proton magnetic resonance spectroscopy of the brain in symptomatic and asymptomatic patients with liver cirrhosis / J. Laubenberger, D. Häussinger, S. Bayer et al. // Gastroenterol., - 1997. - 112. - P.1610-1616.

14. Ross B.D. Proton magnetic resonance spectroscopy: The new gold standard for diagnosis of clinical and subclinical hepatic encephalopathy? / B.D. Ross, E.R. Danielsen, S. Blumi // Dig. Dis., - 1996. - 14 (1). - P.30-39.

15. Häussinger D. Hepatische enzephalopathie / D. Häussinger, G. Kircheis // Schweiz. Rundsch. Mod. Praxis, 2002. - 91. - P.957-963.

16. Kulisevsky J. Persistence of MRI hyperintensity of the globus pallidus in cirrhotic patients: a 2-year follow-up study / J. Kulisevsky, J. Pujol, J. Deus // Neurology, 1995. - Vol.45, 5. - P.995-997.

17. Taylor-Robinson S. MR imaging of the basal ganglia in chronic liver disease: correlation of T1-weighted and magnetisation transfer contrast measurements with liver dysfunction and neuropsychiatric status / S. Taylor-Robinson, A.Oatridge, J.Hajnal et al. // Metab. Brain Dis., 1997. - Vol.10. - 2. Jun. - P.175-188.

18. Forton D. Fatigue and primary biliary cirrhosis: association of globus pallidus magnetisation transfer ratio measurements with fatigue severity and blood manganese levels / D. Forton, N. Patel, M. Prince et al. // Gut, 2004. - Vol.53. - P.587-592.

19. Krieger D. Manganese and chronic hepatic encephalopathy / D. Krieger, S. Krieger, O. Jansen // Lancet, 1995. - 346. - P.270.

20. Thuluvath P. Increased signals seen in globus pallidus in Т1-weighted magnetic resonance imaging in cirrhotics are not suggestive of chronic hepatic encephalopathy / P. Thuluvath, D. Edvin, C. Yue et al. // Hepatol., 1995. - 21. - P. 440.

21. Буеверов А.О. Алкогольная болезнь печени / А.О.Буеверов, М.В.Маевская, В.Т.Ивашкин // Бол. орг. пищевар., - 2001. - 1. - С.14-18.

22. Пути коррекции латентной печеночной энцефалопатии у пациентов хроническими заболеваниями печени / Радченко В.Г. и др. // Усовершенствованная медицинская технология. - СПб., 2010 г. - С.20-23.

23. Бибикова Л.А., Ярилов С.В. Системная медицина. Путь от проблем к решению // СПб.: Ниих СПб университета - 2000. - С.154.

24. Козлов В.К. и соавт. Системная медицина: идеологический базис, методология, технологии // В.Новгород - 2007. - С.198.

25. Вейн А.М. Вегетативные растройства: Клиника, диагностика, лечение // М.: Медицинское информационное агентство. - 1998. - С.752.

26. Степура О.Б., Остроумова О.Д. Оценка автономной регуляции сердечного ритма методом вариабельности интервалов RR (по материалам XVII и XVIII Конгрессов Европейского общества кардиологов) // Клин. медицина. - 1997. - 4 - С.57-59.

27. Миронова Т.В., Миронов В.А. Клинический анализ волновой структуры синусового ритма (Введение в ритмокардиографию и атлас ритмокардиограмм) // Челябинск. - 1998. - С.162.

Формула изобретения

Способ диагностики печеночной энцефалопатии латентной стадии (ПЭ-Л) у больных хроническими заболеваниями печени, заключающийся в многоуровневом нейродинамическом анализе кардиоритмограмм с помощью ритмокардиографа и программно-аппаратного комплекса «Омега-С», отличающийся тем, что при осуществлении многоуровневого нейродинамического анализа кардиоритмограмм оценивают следующие индексы отражающие - «А» - сопряженность всех, но преимущественно периферических ритмических процессов, «B1» - степень сбалансированности симпатических и парасимпатических влияний на синусовый узел сердца, «С1» - состояние центральной подкорковой регуляции, «Д1» - состояние центральной корковой регуляции, с последующим вычислением показателя диагностики ПЭ-Л у больных хроническими заболеваниями печени по формуле: У ПЭ-Л =-1,5+0,003·А+0,013·В1+0,006·С1+0,053·Д1, и при значении У ПЭ-Л от - 0,47 до 0,49 определяют печеночную энцефалопатию латентной стадии у больных хроническими заболеваниями печени.