Главная страница  |  Описание сайта  |  Контакты
СПОСОБ НЕЙРОХИРУРГИЧЕСКОГО ЛЕЧЕНИЯ ДЕТСКОГО ЦЕРЕБРАЛЬНОГО ПАРАЛИЧА
СПОСОБ НЕЙРОХИРУРГИЧЕСКОГО ЛЕЧЕНИЯ ДЕТСКОГО ЦЕРЕБРАЛЬНОГО ПАРАЛИЧА

СПОСОБ НЕЙРОХИРУРГИЧЕСКОГО ЛЕЧЕНИЯ ДЕТСКОГО ЦЕРЕБРАЛЬНОГО ПАРАЛИЧА

Патент Российской Федерации
Суть изобретения: Изобретение относится к области медицины, а именно к нейрохирургии. Проводят ламинэктомию в шейном отделе позвоночника и осуществляют удаление по меньшей мере трех дужек позвонков. После этого при наличии множественных мелких надрывов твердой мозговой оболочки с ликвороистечением накладывают на нее полоску биологического протектора. В область ламинэктомного окна устанавливают задний спондилодез. Способ позволяет повысить эффективность лечения за счет ликвидации давления корешков, спинного мозга и ствола головного мозга. 2 з.п. ф-лы.
Поиск по сайту

1. С помощью поисковых систем

   С помощью Google:    

2. Экспресс-поиск по номеру патента


введите номер патента (7 цифр)

3. По номеру патента и году публикации

2000000 ... 2099999   (1994-1997 гг.)

2100000 ... 2199999   (1997-2003 гг.)
Номер патента: 2185106
Класс(ы) патента: A61B17/00
Номер заявки: 2001119205/14
Дата подачи заявки: 12.07.2001
Дата публикации: 20.07.2002
Заявитель(и): Свадовский Александр Игоревич
Автор(ы): Свадовский А.И.
Патентообладатель(и): Свадовский Александр Игоревич
Описание изобретения: Изобретение относится к медицине, а более конкретно касается способа нейрохирургического лечения детского церебрального паралича.
Данное изобретение может быть использовано в хирургии, а точнее в нейрохирургии.
Известно, что под понятием детского церебрального паралича (ДЦП) имеют ввиду органическое антенатальное, перинатальное или раннее неонатальное поражение головного мозга с задержкой умственного, психического и моторного развития ребенка. ДЦП - полиэтиологическое заболевание: к патологическим факторам, приводящим к развитию ДЦП можно отнести различные инфекции, передающиеся от матери к плоду во время беременности, родовую травму, ишемические и гипоксические нарушения в ЦНС (например, асфиксию в родах). Иногда болезнь берет свое начало в дошкольном, школьном возрасте или даже в подростковом, на фоне перенесенной инфекции, психоэмоционального перенапряжения, вакцинации. При этом одним из наиболее тяжелых, инвалидизирующих проявлений ДЦП являются двигательные расстройства: спастический геми- или тетрапарез или тетраплегия. Априори считается, что данные двигательные расстройства зависят от степени поражения головного мозга. Также часто при ДЦП отмечаются нарушения функции тазовых органов по типу недержания мочи. При этом на компьютерно-томографических (КТ) и магнитно-резонансных (МРТ) снимках, как правило, выявляются признаки очагового (очаговых) поражения вещества головного мозга, преимущественно в белом веществе больших полушарий, с формированием кист и/или очаговой дегенерации (разрушения).
Известны многочисленные консервативные способы лечения ДЦП, включающие в себя медикаментозную терапию, направленную на улучшение метаболизма в головном мозге, массаж, физиотерапию, лечебную физкультуру (ЛФК), общеукрепляющее лечение, кинезотерапию, а также хирургические и нейрохирургические методы лечения, включающие в себя ортопедические операции на сухожилиях конечностей, трансплантацию эмбриональной ткани в головной мозг.
Однако результаты такого лечения на сегодняшний день нельзя считать удовлетворительными, поскольку отсутствуют существенный регресс двигательных расстройств, а также отчетливая и объективно доказуемая положительная динамика со стороны умственного развития, психических функций и функций тазовых органов. Вышеприведенные подходы к лечению ДЦП исходят исключительно из поражения только головного мозга и происходящими отсюда моторным, психическим, интеллектуальным дефицитом, нарушением функций тазовых органов, а также другими нарушениями.
Известен способ нейрохирургического лечения при ДЦП (спастической диплегии, гемиплегии, тетраплегии) - селективная задняя ризотомия или рассечение задних корешков спинного мозга. Она выполняется в поясничном отделе позвоночника.
Вместе с тем названная операция является по своей сути (рассечение двигательных корешков) калечащей и не приводит к собственно уменьшению спастичности и улучшению двигательных функций и другим положительным сдвигам (S. V. Gaskill and A.E. Merlin in Handbook of Pediatric Neurology and Neurosurgery, пер. с англ. 1996., Москва).
При выполнении данного вида нейрохирургического вмешательства на шейном отделе у 50% больных развиваются серьезные дыхательные осложнения, требующие реанимационных мероприятий, что усложняет лечение.
Известен способ нейрохирургического лечения детского церебрального паралича, а именно способ селективной дорсальной ризотомии лечения спастичности у больных детским церебральным параличом (см. "Вопросы нейрохирургии". 1996г. , 3, с. 19-22. Шевелев И.Н, и др. "Применение селективной дорсальной ризотомии для лечения спастичности у больных детским церебральным параличом"), заключающийся в том, что осуществляют ламинэктомию для доступа к позвоночному каналу и его содержимому (двигательным корешкам). При этом ламинэктомию производят на поясничном уровне, причем ограничиваются удалением дужек одного или двух позвонков.
При лечении данным способом трудно выделить полностью все волокна, отвечающие за двигательные функции пациента. Ввиду наличия у больного множественных двигательных расстройств операцию необходимо проводить на нескольких двигательных корешках, как справа, так и слева, а также на нескольких уровнях, что может потребовать нескольких хирургических вмешательств. Это значительно усложняет восстановление утраченных неврологических функций и реабилитацию. При данном способе лечения возможно лишь частичное, неконтролируемое ослабление спастичности у больных с детским церебральным параличом. При выполнении операции задней селективной ризотомии не устраняется одномоментно и полностью спастический паралич верхних и нижних конечностей, а также не устраняются стволовые расстройства мозга, то есть дизартрия, афония, гиперсаливация и другие симптомы. Также при данном способе не обеспечивается ликвидация скрытого неочевидного сдавления корешков самого спинного мозга и ствола головного мозга. Таким образом, не происходит улучшения психического состояния и интеллектуальных способностей пациентов и в конечном итоге эффективность лечения невысока. Также данный способ не является физиологическим, так как связан с анатомическим перерывом естественных проводящих двигательных путей пациента.
В основу изобретения положена задача создания способа нейрохирургического лечения детского церебрального паралича, в котором за счет выполнения стандартной ламинэктомии в заданном отделе позвоночника обеспечивается ликвидация скрытого неочевидного сдавления корешков самого спинного мозга и ствола головного мозга, тем самым устраняя имеющуюся картину спастического пареза или паралича верхних и нижних конечностей, стволовые расстройства мозга и улучшая психическое состояние и интеллектуальные способности пациентов, что в конечном счете позволяет повысить эффективность лечения.
Поставленная задача решается тем, что в способе нейрохирургического лечения детского церебрального паралича, заключающемся в том, что осуществляют ламинэктомию для доступа к позвоночному каналу и его содержимому, согласно изобретению ламинэктомию проводят в шейном отделе позвоночника и осуществляют удаление по меньшей мере трех дужек позвонков.
Возможно, что перед ламинэктомией проводят дополнительное обследование.
Возможно, что дополнительное обследование представляет собой ультразвуковую транскраниальную допплерографию с исследованием скорости мозгового кровотока и пульсового индекса Гослинга по позвоночным артериям и компьютерное тепловизионное исследование задней поверхности шеи.
Целесообразно после удаления дужек позвонков при наличии множественных мелких надрывов твердой мозговой оболочки с ликвороистечением наложить на твердую мозговую оболочку по меньшей мере одну полоску биологического протектора.
Также целесообразно после удаления дужек позвонков произвести установку заднего спондилодеза из биосовместимого с организмом пациента материала в область ламинэктомного окна.
Данное изобретение позволяет повысить эффективность лечения, упростить и удешевить лечение, избежать длительных госпитализаций пациентов, исключить различные последствия, связанные с калечащими операциями, не дает осложнений. Данный способ лечения так же позволяет не только улучшить двигательные функции, а совсем устранить картину спастического паралича верхних и нижних конечностей. Данное изобретение улучшает психическое состояние и интеллектуальные способности пациентов, устраняет стволовые расстройства мозга, такие как дизартрию, афонию, гиперсаливацию и другие симптомы. У больных с ДЦП после обследования объективно устанавливается тот факт, что наряду с органическим поражением головного мозга имеется неочевидное, трудно выявляемое (по ряду косвенных признаков) поражение шейного отдела позвоночника, сдавление спинного мозга и его корешков на этом уровне. Очевидно, что без устранения данного сдавления невозможно восстановление утраченных двигательных и иных функций. Данный способ лечения позволяет устранить это сдавливание корешков самого спинного мозга и ствола головного мозга.
В дальнейшем изобретение поясняется конкретными примерами выполнения.
Способ нейрохирургического лечения детского церебрального паралича заключается в том, что осуществляют ламинэктомию для доступа к позвоночному каналу и его содержимому (спинному мозгу, корешкам, твердой мозговой оболочке). Перед ламинэктомией при наличии необходимиго технического оборудования больные с ДЦП дополнительно тщательно обследуются, в результате чего объективно устанавливается тот факт, что помимо органического поражения головного мозга имеется неочевидное, трудно выявляемое (только по ряду косвенных признаков) поражение шейного отдела позвоночника, сдавление спинного мозга и его корешков на этом уровне. Без устранения данного сдавления невозможно восстановление утраченных двигательных и иных функций. Дополнительное обследование представляет собой ультразвуковую транскраниальную допплерографию с исследованием скорости мозгового кровотока и пульсового индекса Гослинга по позвоночным артериям и компьютерное тепловизионное исследование задней поверхности шеи. Ламинэктомию проводят в шейном отделе позвоночника и осуществляют удаление по меньшей мере трех дужек позвонков. Ламинэктомию проводят без вскрытия твердой мозговой оболочки, без какого-либо подхода к месту выхода корешков из позвоночного канала и манипуляций на них, то есть не требуется какого-либо вмешательства собственно на спинном мозге. Ламинэктомию проводят под общим наркозом. При этом производят линейный разрез в проекции шейных позвонков от наружного затылочного бугра до седьмого шейного позвонка. Далее производят освобождение остистых отростков от паравертебральных мышц, удаляют остистые отростки в средне-шейном отделе, в начале второго - третьего - четвертого шейных позвонков с последующим удалением дужек этих позвонков. Объем ламинэктомии, то есть ее протяженность определяется во время операции, то есть решается индивидуально в каждом конкретном случае, исходя их картины распространения эпидурита (рубцово-спаечного процесса клетчатки, находящейся поверх твердой мозговой оболочки). Поражение этой клетчатки и приводит к полирадикуломиелоишемии, включая ствол мозга, и обуславливает развитие клинической картины. Верхние (первый шейный позвонок) и нижние (пятый, шестой и седьмой шейныепозвонки) отделы заднего полукольца раскусываются по клинической необходимости. При этом, как правило, выявляется картина выраженного эпидурита, резкого истончения прилежащей твердой мозговой оболочки, сращение ее в отдельных местах с удаляемыми правой и левой дужками позвонков, мелких множественных надрывов твердой мозговой оболочки, ликворотечения. В некоторых наблюдениях после выполненной ламинэктомии через указанные множественные надрывы твердой мозговой оболочки интраоперционно определяется постепенное изменение окраски дорзальной поверхности спинного мозга от белого или бледно-розового до темно-красного. Подобное интраоперционное динамическое изменение окраски спинного мозга связано с развитием постишемической гиперперфузии спинного мозга, что свидетельствует о имевшемся сдавлении шейного отдела спинного мозга до проведения ламинэктомии. При завершении нейрохирургического вмешательства ушивания множественных разрывов твердой мозговой оболочки не производится. Для прекращения ликворотечения из подобных разрывов твердой мозговой оболочки местно укладывается на твердую мозговую оболочку по меньшей мере одна полоска биологического протектора. В виде биологического протектора может быть использована общеизвестная гемостатическая губка (см. журнал "NEUROSURGERY", June 1996 г., Volume 38, Number 6, Williams and Wilkins, p. 6-15) или тахокомб (см. "Повреждение мозга", материалы V международного симпозиума, Санкт-Петербург, 1999 г., с. 486). Количество накладываемых полосок зависит от интенсивности ликвороистечения. После завершения нейрохирургического вмешательства также возможна установка заднего спондилодеза из биосовместимого с организмом пациента в область ламинэктомного окна. Данную установку производят с целью предотвращения возможной или уже сложившейся нестабильности в шейном отделе позвоночника, приводящей ко вторичному поражению спинного мозга. Спондилодез выполняют из титана, как наиболее биологически инертного и совместимого с тканями организма пациента, (см. "NEUROSURGERY", June 1996 г., VOLUME 38, NUMBERG 6, "Williams and Wilkins", p. 17-18).
В патогенезе развития спастического паралича верхних и нижних конечностей играет роль развитие эпидурита (воспаления эпидуральной клетчатки). Доказана роль эпидуральной венозной системы в коллатеральном кровообращении в полости головного и спинного мозга (см. "Повреждение головного мозга", материалы V международного симпозиума, Санкт-Перербург, 1999г, с. 166. Цуладзе И. И. "Патогенез и диагностика венозных миелопатий"). Таким образом, при нарушении кровообращения в эпидуральном пространстве нарушается венозный отток из полости черепа в эпидуральное пространство шейного отдела позвоночника, что приводит к поражению ствола головного мозга и верхне-средних отделов шейного отдела спинного мозга. Следовательно, проведение ламинэктомии в шейном отделе по данному способу нейрохирургического лечения приводит к ликвидации скрытого неочевидного сдавления корешков самого спинного мозга и ствола головного мозга, тем самым устраняя имеющуюся картину спастического паралича верхних и нижних конечностей, стволовые растройства мозга, и улучшая психические и интеллектуальные способности пациентов, что в конечном счете позволяет повысить эффективность лечения.
Данный способ нейрохирургического лечения детского церебрального паралича был проведен в клинических условиях. Клинические испытания проводились в условиях неврологической и нейрохирургической клиники "Нейроэскулап". Его применяли для лечения пациентов с детским церебральным параличом, в частности со спастическим или тетра- или геми- синдромом, задержкой умственного и психического развития, нарушением функций тазовых органов.
Ниже приведены примеры, поясняющие данный способ нейрохиругического лечения детского церебрального паралича.
Пример 1.
Больная А., 9 лет. Диагноз: ДЦП, спастическая форма, глубокий тетрапарез с преимущественным поражением нижних конечностей; нарушение функций тазовых органов по типу неудержания, задержка умственного, психического и моторного развития.
Из анамнеза: у матери первые роды, единственный ребенок. Отец злоупотреблял алкоголем. Мать перенесла оперативное вмешательство по поводу "расщепления верхней губы". Девочка родилась недоношенной (6,5 мес), в асфиксии. В роддоме установлен диагноз: ДЦП.
При осмотре: самостоятельно жалоб не предъявляет, словарный запас резко ограничен, на вопросы чаще всего отвечает "не знаю", плаксива, отмечается обильное слюнотечение. Больная на инвалидной коляске. Поза с приведением рук к туловищу, контрактуры с ограничением движений в пальцах кистей, лучезапястных суставов (flexio). Произвольные (спонтанные) движения в верхних конечностях значительно ограничены и возможны за счет, в основном, плечевого и в меньшей степени - локтевого суставов.
Произвольные (спонтанные) движения в нижних конечностях практически отсутствуют. Ноги согнуты (flexio) в тазобедренных, коленных и голеностопных суставах. Общая поза больной напоминает так называемую "эмбриональную". Атрофия мышц всех конечностей.
Тонус всех конечностей повышен по спастическому типу. Гиперрефлексия всех сухожильных и периостальных рефлексов по оси тела. Брюшные рефлексы отсутствуют.
Наличие нарушений чувствительности в виду затруднения речевого контакта и эмоциональной негативной реакции ребенка проверить можно лишь условно: предположительно - с уровня первого, второго позвонков - гипестезия.
Голос дисфоничен, дизартрия, периодическое поперхивание при глотании жидкой пищи, обильное слюнотечение. Парез мягкого неба, язычок отклонен влево.
Консультация офтальмолога: диски зрительных нервов бледные, границы их нечеткие, стушеваны. Частичная атрофия зрительных нервов с двух сторон. Острота зрения 0,5-0,6 на каждый глаз без коррекции. Расходящееся косоглазие.
МРТ головного и спинного мозга на шейном уровне. Определяется несколько больших очагов органического поражения белого вещества больших полушарий головного мозга в виде полостей, заполненных жидкостью и имеющих МР-сигнал, сходный с интенсивностью сигнала ликвора. Желудочковая система умеренно расширена, симметрична, перивентрикулярного отека не определяется. Субарахноидальные конвекситальные щели резко расширены. Околохиазмальные, мостомозжечковые и другие цистерны расширены. Спинной мозг анатомически в шейном отделе не изменен, субарахноидальное пространство проходимо.
Ультразвуковая транскраниальная допплерография магистральных экстра- и интракраниальных сосудов. Выявляется асимметрия скорости мозгового кровотока (СМК) по a. vertebrales справа - 20, а слева - 40 см/с. То есть, имеются признаки нарушения кровообращения в вертебральнобазилярной системе головного мозга.
Люмбальная пункция. Ликворное давление (ЛД) нормальное. ЛД=110 мм водного столба, ликвор чистый, прозрачный, общий анализ в норме. При проведении ликвородинамических проб Квекенштедта и Стуккея данных за полный или частичный блок субарахноидального пространства не получнено.
Таким образом, отчетливой клинической ситуации, указывающей на сдавление головного и/или спинного мозга нет. Тем не менее, согласно неврологическим данным (грубый спастический тетрасиндром, стволовая симптоматика), а также данным ультразвуковой транскраниальной допплерографии топически уровень поражения нельзя было объяснить только органическим поражением головного мозга.
Больная была прооперирована, выполнена ламинэктомия второго, третьего, четвертого, пятого, шестого шейных позвонков (C2-C6). Отмечено, что твердая мозговая оболочка спаяна с внутренней поверхностью дужек позвонков, эпидуральная клетчатка представлена небольшими фрагментами, истончена, рубцово изменена. После завершения образования ламинэктомного окна видны множественные мелкие надрывы твердой мозговой оболочки, ликвороистечение из них. Спустя 10-15 мин после завершения образования ламинэктомного окна через множественные надрывы твердой мозговой оболочки визуализируется изменение окраски дорзальной поверхности спинного мозга с белого цвета на синюшно-красный. Последнее явление расценено как развитие постишемической гиперперфузии спинного мозга. На твердую мозговую оболочку уложены пластины гемостатической губки с целью герметизации субарахноидального пространства. Поэтажные швы на рану. Наложена повязка Шанца.
В послеоперационном периоде, начиная уже с первых суток, отмечено улучшение двигательных и чувствительных неврологических функций, а также улучшение со стороны стволовых структур. В ближайшем послеоперационном периоде отмечен существенный прогресс в психическом и умственном развитии ребенка, устранена картина спастического паралича верхних и нижних конечностей. Осложнений и побочных эффектов нет. Заживление раны первичное. При выписке из отделения больная уже могла самостоятельно стоять, держать ложку, значительно расширился словарный запас, лучше контролирует функции тазовых органов.
Пример 2.
Больная К., 6 лет, находится на учете в психоневрологическом диспансере. Мать при беременности перенесла грипп. Девочка обращенную речь понимает, выполняет простые команды. Спонтанно жалоб нет, но при расспросе жалуется на боли в шейном отделе позвоночника. Дизартрия. Выраженный горизонтальный нистагм, парез взора вверх. Глубокий спастический тетрапарез с атрофией мышц верхних и нижних конечностей. Передвигается со значительной посторонней поддержкой. Функции тазовых органов частично контролирует, в целом же нарушение по типу недержания. Самостоятельно себя не обслуживает, хотя некоторые хватательные движения относительно крупных предметов руками может совершать. Обследована в стационаре.
Люмбальная пункция: ЛД=100 мм водного столба, ликвор чистый, прозрачный. При выполнении ликвородинамических проб Квекенштедта и Стуккея данных за полный (или частичный) блок субарахноидального пространства не получено. На КТ отмечаются признаки диффузного атрофического процесса, умеренно выраженное расширение желудочковой системы без перивентрикулярного отека. Также выявляется расширение базальных цистерн и субархоидальных щелей по выпуклой поверхности головного мозга. Определяется наличие небольших кистозных образований в больших полушариях головного мозга (трех корковых и одного подкоркового), не связанных с желудочковой системой и не играющих роль масс-эффекта.
На МРТ шейного отдела позвоночника и спинного мозга каких-либо данных за патологию не выявлено: субарахноидальное пространство полностью проходимо, какой-либо костной сдавливающей патологии не выявлено. При ультразвуковой допплеграфии позвоночных артерий выявляется значительная ассиметрия линейного кровотока, справа- 22, слева - 14 см/с с повышением пульсового индекса Гослинга до 1,15-1,20 соответственно.
При компьютерно-тепловизионном исследовании выявляется патологическая зона низкотемпературного сигнала до 32-33oС в проекции задних отделов шейной области, что косвенно указывает на наличие там патологического процесса. У больной отсутствуют классические критерии сдавливания спинного мозга и его корешков в шейном отделе позвоночника.
Произведено нейрохирургическое вмешательство - ламинэктомия (С25). Интраоперационно выявлена картина распространенного эпидурита с множественными мелкими разрывами твердой оболочки мозга и ликворотечением.
Произведена герметизация субарахноидального пространства гемостатической губкой. Послеоперационный период протекал гладко, без серьезных осложнений. Заживление раны первичное. На первой послеоперационной неделе отмечена положительная неврологическая симптоматика в виде значительного уменьшения спастичности в верхних и нижних конечностях и появления в них более координированных мелких движений. Спустя две недели после операции увеличение времени контроля за мочеиспусканием и анальным сфинктром. Существенно регрессировали дизартрия и гиперсаливация, а также глазодвигательные расстройства. Начала элементарно себя обслуживать, улучшилось понимание обращенной речи и расширился словарный запас.
Пример 3.
Больная И. , 11 лет. Постоянно наблюдается у невропатолога. С 3 лет диагноз - ДЦП, спастический гемипарез справа, умеренно выраженные нарушения функций тазовых органов - частичное недержание мочи. С трудом ходит самостоятельно. Недоведение глазных яблок кнаружи с двух сторон, горизонтальный нистагм. Дизартрия. Элементарно может себя обслуживать за счет достаточно хорошего объема движений в левой руке. Многократно лечилась по традиционной схеме без существенного эффекта. Обследована в клинике "Нейроэскулап". При компьютерной томографии головного мозга выявлено перивентрикулярное разрушение вещества головного мозга без какой-либо доминирующей сторонности. При МРТ не выявлено признаков сдавления в шейном отделе спинного мозга. При компьютерно-тепловизионном исследовании выявлен низкотемпературный патологический сигнал 33-34oС в проекции задне-шейного отдела, что указывает на наличие патологического процесса в данной области, то есть скрытого неочевидного сдавления корешков спинного мозга и самого ствола головного мозга.
Проведена операция по данному способу нейрохирургического лечения - ламинэктомия в верхне-среднем шейном отделе позвоночника и осуществлено удаление дужек второго, третьего и четвертого шейных позвонков (С24). Выявлен эпидурит, истончение твердой мозговой оболочки с множественными мелкими разрывами, ликвороистечение. Твердая мозговая оболочка герметизирована пластинкой гемостатической губки. В послеоперационном периоде, начиная уже с первых суток, отмечено улучшение двигательных и чувствительных неврологических функций, а также улучшение со стороны стволовых структур. Заживление раны первичное. В ближайшем послеоперационном периоде отмечен существенный прогресс в психическом и умственном развитии ребенка. Через 5 дней отмечалось значительное уменьшение спастики в правых конечностях, повышение объема движений в них. Уменьшилась дизартрия и улучшились функции глазодвигательных нервов (III, IV и VI пары черепно-мозговых нервов). При выписке больная уже могла себя самостоятельно обслуживать с помощью правой руки. Восстановились функции тазовых органов.
Пример 4.
Больная О. 12 лет.
Диагноз: ДЦП установлен с детства. Многократно лечилась в стационаре по классической схеме. В неврологическом статусе спастический гемисиндром в правых конечностях. Функции тазовых органов нарушены по типу частых императивных позывов, но в целом их контролирует.
Отличается задержкой умственного развития. Вместе с тем ребенок учится в школе и с уменьшенной учебной нагрузкой справляется. На КТ головного мозга выявлены признаки умеренного диффузного атрофического процесса с наличием двух кистозных полостей небольших размеров в субкортикальных отделах правой теменной доли. Асимметричное расширение желудочковой системы, слева больше, чем справа. На МРТ шейного отдела позвоночника сдавления спинного мозга и его корешков не выявлено. Субархноидальное пространство полностью проходимо, без признаков сдавления.
Проведено лечение по данному способу нейрохирургического лечения ДЦП. Осуществили ламинэктомию для доступа к позвоночному каналу и его содержимому. При этом ламинэктомию провели в шейном отделе позвоночника и осуществили удаление трех дужек второго, третьего и четвертого шейных позвонков (C2-C4). Выявлена картина эпидурита, проведена ревизия эпидурального пространства с аккуратным иссечением рубцов и спаек, сформировавшихся от патологической эпидуральной клетчатки. На единичный разрыв твердой мозговой оболочки наложен один шов. В послеоперационном периоде, спустя 2 недели, начала появляться положительная неврологическая симптоматика в виде прогрессирующего снижения спастичности в правых конечностях, повышение объема движения в них, нормализация физиологического ритма тазовых органов, регресс гипестезии (снижение чувствительности в правых конечностях). При выписке отмечалось улучшение психических функций и повышение интеллектуальных способностей больной.
Таким образом, проверка в клинических условиях данного изобретения позволяет сделать вывод, что в данном способе нейрохирургического лечения детского церебрального паралича за счет выполнения широкой ламинэктомии в заданном отделе позвоночника обеспечивается ликвидация скрытого неочевидного сдавления корешков самого спинного мозга и ствола головного мозга, тем самым устраняются имеющаяся картина спастического пареза или паралича верхних и нижних конечностей, стволовые расстройства мозга и улучшается психическое состояние и интеллектуальные способности пациентов, что в конечном счете повышает эффективность лечения.
Формула изобретения: 1. Способ нейрохирургического лечения детского церебрального паралича, заключающийся в том, что осуществляют ламинэктомию для доступа к позвоночному каналу и его содержимому, отличающийся тем, что ламинэктомию проводят в шейном отделе позвоночника и осуществляют удаление по меньшей мере трех дужек позвонков.
2. Способ нейрохирургического лечения детского церебрального паралича по п. 1, отличающийся тем, что после удаления дужек позвонков при наличии множественных мелких надрывов твердой мозговой оболочки с ликвороистечением накладывают на твердую мозговую оболочку по меньшей мере одну полоску биологического протектора.
3. Способ нейрохирургического лечения детского церебрального паралича по любому из пп. 1 и 2, отличающийся тем, что после удаления дужек позвонков производят установку заднего спондилодеза из биосовместимого с организмом пациента материала в область ламинэктомного окна.